?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Источник, перевод Air-space

 

 

Пэрис-Майкл Кэтрин Джексон пристально смотрит на знаменитый труп. "Это Мерлин Монро, - шепчет она, стоя перед стеной, завешанной ужасными фотографиями вскрытия. "А это ДФК (Джон Фицджеральд Кеннеди – прим. Air-space). Ты не сможешь найти этого онлайн." В четверг днём, в конце ноября, Пэрис ходит по Музею Смерти – тесному лабиринту с запахом формальдегидных ужасов на Голливудском Бульваре. Здесь не редкость для посетителей, столкнувшихся с фотографиями обезглавленных трупов, затемнённых плёнок и вещей , принадлежащих серийным убийцам, падать в обморок, блевать или всё вместе. Но Пэрис, недалеко ушедшая от ЭМО и Гото-фаз своего раннего подросткового возраста, кажется находит это в некотором роде успокаивающим. Это её девятый визит. "Потрясающе! – сказала она, пока обходила музей. – У них есть настоящий электрический стул и настоящая голова!"

 

Пэрис Джексон в апреле прошлого года исполнилось 18, и время от времени можно видеть, что она намного старше или намного младше, прожив жизнь с крутыми поворотами между защищённостью и мучительными открытиями. Она полностью дитя 21-го столетия – с её потёртым хиппи-панк стилем и свободным от ограничений музыкальным вкусом (она украсила свои кроссовки лирикой из Mötley Crüe и Arctic Monkeys; она одержима Элисом Купером – она называет его "бариевой клизмой" – а также певцом-автором песен Бутчем Уолкером; любит Нирвану и Джастина Бибера тоже). Но больше всего этого она - ребёнок своего отца. "В принципе, как человек она как мой отец, - говорит её старший брат, Принц Майкл Джексон. – Разница только в её возрасте и в её поле". Он добавляет, что Пэрис похожа на Майкла "во всех её сильных сторонах и почти во всех её слабостях. Она очень страстная.  Она очень эмоциональна до той точки, где она может позволить эмоциям влиять на её решения".

 

Пэрис сделала – со впечатляющей скоростью – более 50 татуировок, первые несколько она сделала тайком, когда была несовершеннолетней. Девять из них посвящены Майклу Джексону, который умер, когда ей было 11 лет, заставив её, Принца и их младшего брата Бланкета выйти из того, что как они считают, было замкнутым, почти идиллическим миром. "Всегда говорят, что время лечит," - говорит она. – "Но на самом деле это не так. Ты просто привыкаешь к этому. Я живу с мыслью: 'ОК, я потеряла то единственное, что когда-либо было важным для меня.' Так что я иду вперёд – всё плохое, что случается, не может быть даже близко таким плохим, что уже произошло до этого. Так что я могу справиться". Майкл до сих пор посещает её в её снах, говорит она: "Я чувствую, что он всё время со мной".

 

Майклу, который видел самого себя, как Питера Пена, нравилось называть свою единственную дочь Динь-Динь. У неё есть "ВЕРА, ДОВЕРИЕ и ВОЛШЕБНАЯ ПЫЛЬЦА", написанные около её ключицы. У неё есть изображение обложки альбома Dangerous на её предплечье и логотип Bad на её руке, и слова "КОРОЛЕВА МОЕГО СЕРДЦА", написанные почерком отца из письма, которое он написал ей, на внутренней стороне левого запястья. "Он принёс мне только радость," – говорит она. – "Так почему бы не иметь эти постоянные напоминания о радости?"

 

У неё также есть татуировка в честь Джона Леннона, Дэвида Боуи и в честь бывшего иногда соперником её отцу Принца, плюс Ван Халлен, и на внутренней стороне губы слово MÖTLEY (у её парня слово CRÜE в том же месте). На её правом запястье верёвочный нефритовый браслет, который Майкл купил в Африке. Он был одет на нём, когда он умер, и няня Пэрис попросила вернуть его для неё. "Он пахнет им", - говорит Пэрис.

 

Она, не дрогнув, останавливает взор своих сине-зелёных глаз на каждой достопримечательности музея, пока не доходит до секции с чучелами животных. "Мне не нравится эта комната", - говорит она, морща нос. – "Я провела черту с животными. Я не могу сделать этого. Это разбивает мне сердце". Недавно она спасла щенка, смесь пицбуля с дворнягой - KoA, у которого теперь нелёгкое сосуществование с Кенией - лабрадором, которого её отец принёс домой десятилетие назад.

 

Пэрис описывает саму себя, как "нечувствительную" даже к самым подробным графическим напоминаниям о смертности человека. В июне 2013 года погружённая в депрессию и наркотическую зависимость, она попыталась убить себя в возрасте 15 лет, перерезав себе вены и приняв 20 таблеток Ибупрофена. "Это было просто ненавистью к себе, - говорит она. – "Из-за низкой самооценки – я думала, что не могу сделать ничего правильного, что я больше недостойна жить". Она наносила себе раны, резала себя, умудряясь скрывать это от семьи. Некоторые её татуировки сейчас скрывают шрамы, также, как и, как она это называет, дорожку следов употребления наркотиков. Перед этим она уже пыталась покончить жизнь самоубийством "множество раз", говорит она с неуместным смехом. "Только однажды это стало достоянием общественности".  В больнице было "три жестких требования", - вспоминает она, и после той последней попытки, они настояли на том, чтобы она прошла программу терапии с проживанием.

 

Находясь на домашнем обучении до смерти её отца, Пэрис согласилась посещать частную школу, начав с седьмого класса. Она не вписалась - совершенно - и начала тусоваться с детьми, которые приняли её со словами "много пожилых людей делает много сумасшедших вещей" – говорит она. "Я делала многое из того, что 13-ти, 14-ти, 15-ти летние не должны делать. Я пыталась повзрослеть слишком быстро, и я не была на самом деле хорошим человеком." Она также столкнулась с кибер-травлей и до сих пор борется с жестокими онлайн-комментариями.  "Свобода слова – это здорово," – говорит она. – "Но не думаю, что наши отцы-основатели могли предположить существование социальных сетей, когда принимали все эти поправки и прочее".

 

Есть ещё одна травма, которую она никогда не упоминала публично. Когда ей было 14 лет, гораздо более старший "незнакомец" изнасиловал её, говорит она. "Я не хочу рассказывать слишком много подробностей. Но это не было хорошим опытом совершенно, и это было по-настоящему тяжело для меня, и в то время я никому не сказала".

 

После её последней попытки самоубийства она провела полтора года в терапевтической школе в штате Юта. "Это было здорово для меня," – говорит она. – "Я стала совершенно другим человеком". Перед этим она сказала с улыбкой: "Я была сумасшедшей. Я на самом деле была сумасшедшей. Я прошла через многое типа подросткового страха. Я имела дело с депрессией и с беспокойством без какой-либо помощи". Её отец, говорит она, также страдал от депрессии, и ей прописали те же антидепрессанты, которые принимал он, хотя она больше не находится под наблюдением психиатра.

 

Сейчас, трезвее и счастливее, чем когда-либо, с ментоловыми сигаретами – одним из основных оставшихся пороков – Пэрис едет в дом своей бабушки Кэтрин вскоре после своего 18-го дня рождения, направляясь в старое поместье семьи Джексонов. Она проводит почти каждую минуту каждого дня со своим парнем, Майклом Снудди, 26-летним барабанщиком – он играет в группе Street Drum Corps – чей крашенный ирокез, татуировки и вечно обвисшие штаны не скрывают как его принадлежности к мальчуковой группе, так и щенячьего обаяния. "Я никогда не встречала прежде кого-то, кто даёт мне такие же чувства, какие даёт мне музыка, " – говорит Пэрис. Когда они встретились, у него были необдуманные, сейчас скрытые, татуировки флага Конфедерации, которые вызывали обоснованные сомнения среди Джексонов. "Но чем больше я на самом деле узнавала его," – говорит Пэрис. – "тем больше понимала, что он на самом деле хороший парень".

 

После окончания средней школы у Пэрис была быстрая попытка в колледже комьюнити – годом раньше, в 2015 – но не впечатляющая. Она – наследница гигантского состояния, траст семьи Майкла Джексона составляет по меньшей мере более 1 миллиарда долларов, с поэтапной выплатой детям. Но она хочет зарабатывать свои собственные деньги, и теперь, когда она официально взрослая, хочет воспользоваться ещё одним своим наследием – знаменитостью.

 

И в конце концов, как у харизматичной, красивой дочери одного из самых известных людей, когда-либо живших, разве у неё есть выбор? Теперь она модель, актриса – работа идёт. Она может, когда так чувствует, показать царственную осанку – и это почти пугает – оставаясь достаточно холодной, чтобы стать приятельницей своему гигантским татуировщику с козлиной бородкой. У неё безупречные манеры и вы можете догадаться о том, что она была хорошо воспитана. Она так очаровала продюсера и режиссёра Ли Дэниэлса в течение недавней встречи, что он начал вести переговоры с её менеджером по поводу роли для неё в Fox-шоу Star. Она играет на нескольких музыкальных инструментах, сочиняет и поёт песни (она исполнила парочку передо мной под акустическую гитару, и они кажутся многообещающими, хотя больше похожи на Лауру Марлинг, чем на Майкла Джексона), но она не уверена, что когда-нибудь добьётся звукозаписывающего контракта.

 

Моделинг, в частности, пришёл сам собой, и она находит его действие терапевтическим. "У меня были проблемы с самоуважением очень-очень долго, " – говорит Пэрис, которая понимает отцовский выбор пластической хирургии после просмотра в онлайн того, как интернет-тролли критикуют её внешность с тех пор, как ей было 12. "Многие считают меня уродливой, а многие не считают. Но в тот момент, когда я позирую, я забываю о своей самооценке и сосредотачиваюсь на том, что мне говорит фотограф – и я чувствую себя хорошо. И в этом смысле – это эгоистично".

 

Но в основном она делится "исцели-этот-мир"-импульсами своего отца. ("Я на самом деле боюсь за Большой Барьерный Риф," – говорит она. – Это как умирание. Вся эта планета. Бедная Земля."), и видит славу, как средство, чтобы привлечь внимание на различные благотворительные цели. "Я родилась с этой платформой," – говорит она. – "Неужели я должна выбросить это или спрятать подальше? Или мне нужно сделать её ещё большей и использовать для более важных вещей?"

 

Её отец не стал бы возражать. "Если ты хочешь стать большей, чем я - ты сможешь," – говорил он ей. – "Если ты совсем не захочешь этого - ты сможешь. Но я только хочу, чтобы ты была счастлива."

 

 

В настоящий момент Пэрис живёт в частной студии, где её отец записал демо Beat it. Основной дом в стиле эпохи Тюдоров в настоящее время пустующем комплексе, принадлежащим семье Джексонов, находится в Лос Анжелесе, недалеко от Энсино – был куплен Джо Джексоном в 1971 году на первые роялти Jackson5 от Мотаун, был перестроен Майклом в 80-х и находится на реконструкции. Но студия, построенная Майклом в кирпичном здании во дворе, размером, кажется, с приличную квартиру на Манхеттене, имеет собственную кухню и ванную комнату.  Пэрис превратила её в атмосферную и уютную комнату, наподобие комнаты в общежитии.

 

Везде есть следы её отца, большинство из которых, несомненно, в заказных художественных работах. Снаружи студии фотография в рамке, сделанная в стиле мультфильмов Диснея - мультяшный замок на вершине холма с карикатурным Майклом на переднем плане, которого обнимает светловолосый мальчик. Она озаглавлена Of Children, Castles & Kings. Внутри находится фреска, занимающая всю стену до потолка, с другим мультяшным изображением Майкла в углу, держащего в руках зелёную книгу, под названием The Secret of Life и смотрящего вниз из окна на цветущие цветы – в центре каждого цветка румяное лицо маленькой девочки.

 

Декор, который выбрала Пэрис, немного другой. Это фотография Курта Кобейна в ванной комнате, постер Smashing Pumpkins на стене, ноутбук с надписью "Против меня!", и бесконечные стикеры, психоделические Пейсли, висящие на стенах, множество искусственных свечей. Виниловые пластинки (Элис Купер, Роллинг Стоунс) служат в качестве декорирования для стен. На кухне, на обыденной стойке, в рамке платиновый диск с подписью, адресованной Майклу от Куинси Джонса ("Я нашла его на чердаке", - пожимает плечами Пэрис).

 

Мы направляемся к ресторану суши поблизости и Пэрис начинает описывать жизнь в Неверленде. Она провела свои первые семь лет в отцовском мире фантазии, протяжённостью 2700 акров с собственным парком развлечений, зоопарком и кинотеатром. ("Всё, что я не мог делать, пока был ребёнком," – как называл это Майкл). В течение того времени она не знала, что её отца зовут Майкл, не говоря уже о том, что не имела понятия о его славе. "Я просто думала, что его зовут Папа, Папочка," – говорит она. "Мы на самом деле не знали, кем он был. Но он был нашим миром. А мы были его миром". (Пэрис заявляет о том, что прошлогодний "Капитан Фантастик", в котором Вигго Мортенсен играет эксцентричного отца, который пытается создать утопическое убежище для своих детей, является её "самым любимым фильмом на все времена".)

 

 

"Мы не могли просто покататься на аттракционах в любое время, когда захотим," – вспоминает она, идя по тёмному тротуару недалеко от комплекса Энсино. Она любит шагать вдоль разделительной полосы, слишком близко к машинам – это сводит с ума её парня, и мне тоже это не очень нравится. "У нас на самом деле была вполне нормальная жизнь. Так у нас были школьные уроки каждый день, и мы должны были вести себя хорошо. И если мы вели себя хорошо, каждый следующий уикэнд мы могли выбрать куда бы мы хотели пойти – в кинотеатр, или посмотреть на животных, или что-то ещё. Но если ты вёл себя плохо, то ты не мог пойти и получить все эти вещи".

 

На Дне Памяти в 2011 году брат Майкла Джермейн назвал его "примером, каким должен быть отец. Он вложил в них любовь, которую дала нам мать и он дал им такое эмоциональное отцовство, которого наш отец – не по его вине – не смог нам дать. Майкл был и отцом и матерью в одном лице".

 

Майкл дал своим детям возможность пойти в обычную школу. Они отказались. "Когда ты дома," – говорит Пэрис, - "твой папа, которого ты любишь больше всего на свете, иногда войдёт в класс посреди занятия, и это было как 'Круто, больше никаких уроков сегодня! Мы будем вместе с папой!' Мы были как 'Нам не нужны друзья. У нас есть ты и канал Дисней!'" Она была, как она сама признаёт "очень странным ребёнком".

 

Её отец учил её готовить – в основном здоровую пищу. "Он был крутым поваром," – говорит она. – Его жаренный цыплёнок – лучший в мире. Он научил меня как приготовить сладкий картофельный пирог." Пэрис умеет готовить четыре вида пирога плюс гамбо на День Благодарения для бабушки Кэтрин. День Благодарения празднуется перед самим праздником в знак уважения к убеждениям Кэтрин, как СИ.

 

Майкл натренировал Пэрис на все мыслимые жанры музыки. "Мой отец работал с Ван Халеном, так что я погрузилась в Ван Халена, " – говорит она. – "Он работал со Слэшем, так что я погрузилась в Guns N' Roses. Он познакомил меня с Чайковским и Дебюсси, с Earth, Wind and Fire, с Temptations, Тупаком, Run-DMC."

 

Она подчеркивает, что Майкл был толерантным. "Мой отец растил меня в доме с очень широкими взглядами," - говорит она. - "Мне было восемь лет и я влюбилась в женщину с обложки журнала. Вместо того, чтобы орать на меня, как многие родители-гомофобы, он подшучивал надо мной, типа: 'О, ты нашла себе подружку?'"

 

"Его первоочередной фокусировкой на нас," - говорит она. - "помимо любви к нам, было образование. И он не говорил нам, типа: 'О, да, могучий Колумб пришёл на эту землю!' Он говорил: 'Нет, он, блядь, истреблял коренных жителей!'" Он действительно строил фразы таким образом? "Он имел привычку свернословить. Он ругался, как матрос". Но также был "очень застенчивым".

 

Пэрис и Принс также вполне осведомлены о сомнениях публики по поводу отцовства Майкла (самый младший их брат - Бланкет - с его более тёмной кожей является объектом меньших спекуляций). Мать Пэрис - Дэбби Роу, медсестра, которую Майкл встретил, когда она работала вместе с его дерматологом, Арнольдом Кляйном. Они имели то, что называется "нестандартным браком", в течение 3-х лет, во время которого, как однажды засвидетельствовала Роу, они не жили вместе. Майкл сказал, что Роу захотела родить ему детей "в качестве подарка". (Роу сказала, что Пэрис получила своё имя в честь места своего зачатия). Кляйн - её работодатель - был одним из нескольких мужчин, включая актёра Марка Лестера, который сыграл главную роль в фильме "Оливер", которых подразумевали в реальном биологическом отцовстве.

 

За креветками в кляре и роллами с лососем Пэрис соглашается адресовать этот вопрос к тому, что, как она говорит, будет только временным. Она может дать лёгкий и логичный ответ, который мог бы показать, что в любом случае это не имеет значения - был Майкл Джексон её биологическим отцом или нет. Это то, что её брат, который характеризует себя, как "наиболее подверженного таким предположениям", предложил ей. "Каждый раз, когда кто-то спрашивает меня об этом," - говорит Принц, - "Я спрашиваю в ответ: 'Какой смысл? Что это меняет? Особенно для тех, кто не участвует в моей жизни. Как это влияет на вашу жизнь? Потому что это не меняет мою.'"

 

Но Пэрис уверена, что Майкл Джексон является её биологическим отцом. Она верит в это с пылом так, что это трогает и в данный момент звучит предельно убедительно. "Он мой отец!" - говорит она, свирепо глядя в глаза. - "Он всегда будет моим отцом. Никогда не было и не будет того, чтобы он не был моим отцом. Люди, которые знали его по-настоящему хорошо, видят его во мне - это почти пугает."

 

"Я считаю себя чёрной," - говорит она, позднее добавляя, что её папа "мог посмотреть мне в глаза, показать на меня пальцем и сказать: 'Ты чёрная. Гордись своими корнями.' А я такая: 'ОК, он мой папа, зачем ему врать мне?' Так что я просто верила тому, что он говорил мне. Потому что насколько я знаю, он никогда не врал мне".

 

"Большинство людей, которые не знают меня, называют меня белой," - соглашается Пэрис. - "У меня светлая кожа. И особенно после того, как я покрасила волосы в блонд, я выгляжу так, как будто я родилась в Финляндии или типа того." Она отмечает, что это далеко не новость, что дети со смешанными расами выглядят как она - очень точно подмечая, что её комплекция и цвет глаз такие же, как и у ТВ-актёра Вентуорта Миллера, у которого черный отец и белая мать. 

 

Сначала у неё не было отношений с Роу. "Когда я была очень-очень маленькой, мамы не существовало," - вспоминает Пэрис. Однажды она поняла, что "мужчина не может родить ребёнка" - и, когда ей было 10 или около того, она спросила Принца: "У нас должна быть мама, правильно?" Затем она спросила своего папу. "И он ответил: 'Да'. И я такая: 'Как её зовут?' И он ответил только: 'Дэбби'. И я такая: 'ОК, хорошо, я знаю имя.'" После смерти отца она начала искать свою мать онлайн, и они встретились, когда Пэрис было 13. 

 

В результате своего лечения в штате Юта Пэрис решила снова выйти на Роу. "Ей нужна мать," - говорит Принц, который отказался комментировать собственные отношения (или отсутствие таковых) с Роу. (Менеджер Пэрис отказался сделать Роу доступной для интервью и Роу не ответила на наш запрос комментария.) "У меня было много матерей," - противится Пэрис, указывая на свою бабушку и нянек среди прочих. - "Но в то время, когда моя мама вошла в мою жизнь, это не было материнством. Это более взрослые отношения." Пэрис видит себя в Роу, которая только что закончила курс химиотерапии в своей борьбе с раком груди. "Мы обе очень упёртые."

 

Пэрис не знает, что чувствовал Майкл к Роу, но говорит, что Роу была "влюблена" в её папу. Она также уверена, что Майкл любил Лису Марию Пресли, с которой он развёлся за два года до того, как родилась Пэрис. "В музыкальном видео You are not alone я могу видеть КАК он смотрит на неё - он был Totally Whipped (название альбома The Blenders - прим. Air-space) / совершенно сражённым," - говорит она с любящим смехом.

 

Пэрис Джексон было примерно девять лет, когда она обнаружила, что большая часть мира не видит её отца так, как видела она. "Мой папа мог плакать передо мной ночью," - говорит она, сидя в углу нью-йоркской кофейни, сжимая в руке крошечную ложечку. Она тоже начинает плакать. "Картина твоего родителя, плачущего перед тобой о том, что мир ненавидит его за то, чего он не делал... а для меня он был единственным, что имело значение. Видя весь свой мир в боли, я начала ненавидеть мир за то, что они делали с ним. Я думала: 'Как люди могут быть такими подлыми?'" Она делает паузу. "Извините, я на эмоциях..."

 

Пэрис и Принц не сомневаются в том, что их отец был невиновен в тех нескольких обвинениях о растлении малолетних, сделанных против него, потому что человек, которого они знали, был реальным Майклом. Опять же - они убедительны. Если бы они могли ходить от двери к двери рассказывая об этом, они могли бы перевернуть мир. "Ни у кого, кроме меня и моих братьев, не было такого опыта, когда он читал "Свет на чердаке" ночью, перед тем, как пойти спать," - говорит Пэрис. - "Никому больше он не был отцом. Если бы они это испытали, всё восприятие его изменилось бы полностью и навсегда." Я осторожно предположила, что то, что Майкл говорил ей в те ночи, было слишком тяжёлым, чтобы возлагать это на девятилетнего ребёнка. "Он не говорил нам фуфла!" - отвечает она. - "Ты пытаешься дать детям наилучшее детство. Но ты также должен подготовить их к этому гавённому миру".

 

Суд над Майклом в 2005 году завершился вынесением оправдательного приговора, но этот суд разрушил его репутацию и изменил курс жизни его семьи. Он решил покинуть Неверленд навсегда. Они провели следующие 4 года путешествуя по миру, проведя большие отрезки времени в ирландской деревне, в Бахрейне и в Лас Вегасе. Пэрис ничего не имела против этого - это было захватывающим, а дом был там, где был её папа.

 

К 2009 году Майкл находился в приготовлении к амбициозным выступлениям-возвращению на лондонской Арене О2. "Он вроде как раскрутил его для нас," - вспоминает Пэрис. - "Он был как 'Да, мы собираемся год пожить в Лондоне.'  Мы были в супер-радостном ожидании - у нас уже был там дом, в котором мы собирались жить." Но Пэрис помнит его переутомление, когда начались репетиции. "Я говорила ему: 'Ложись, поспи.'" - говорит она. - "Потому что он выглядел уставшим. Мы были в школе - в смысле внизу, в гостиной - и мы видели, как пыль сыплется с потолка и слышали топот, из-за того что он наверху репетировал."

 

У Пэрис давнее отвращение к AEG Live - промоуторам планируемого тура Thi is it - её семья проиграла суд по иску о противоправных действиях, приведших к смерти, из-за того, что присяжные приняли аргументы AEG в том, что Майкл сам был виновен в собственной смерти. "AEG Live не относится должным образом к своим исполнителям," - заявляет она. - "Они истощают их до предела и заставляют работать до смерти." (Представитель AEG отказался от комментариев.) Она описывает то, как она увидела Джастина Бибера в недавнем туре и то, как ей было за него "страшно".  "Он был уставшим, пропускал движения. Я посмотрела на свой билет, увидела "AEG Live" и вспомнила о том, как мой папа был вымотан всё время, но не мог заснуть."

 

Пэрис винит доктора Конрада Мюррея, который был осуждён за непредумышленное убийство её отца, в зависимости от обезболивающего препарата Пропофола, которая к этому привела. Она называет его "доктор", показывая в воздухе сатирические кавычки. Но у неё есть более тёмные подозрения насчет смерти её отца. "Он делал намёки о людях, которые пытаются заполучить его," - говорит она. - " И в какой-то момент он сказал: 'Однажды они убьют меня.'" (Лиса Мария Пресли говорила Опре о похожем разговоре с Майклом, который выражал опасения из-за того, что некие группы лиц сделали его целью из-за желания получить его половину в музыкальном каталоге Sony-ATV, которая стоит сотни миллионов долларов.)

 

Пэрис убеждена, что её папа был так или иначе убит. "Абсолютно," - говорит она. - "Потому что это очевидно. Все стрелки указывают на это. Это звучит, как полнейшая теория заговора и это звучит, как бред, но все настоящие поклонники и все члены семьи знают это. Это было подстроено. Это было полным дерьмом."

 

Но кто хотел смерти Майкла Джексона? Пэрис замолкает на несколько секунд, рассматривая, возможно, определённый ответ, но говорит только: "Многие." Пэрис хочет возмездия или по крайней мере - правосудия. "Разумеется," - говорит она с блеском в глазах. - "Я определённо хочу, но это игра в шахматы. И я пытаюсь играть в шахматы правильно. И это всё, что я могу сказать об этом прямо сейчас."

 

Майкл заставлял своих детей носить маски на публике - защитное действие, которое Пэрис считала "глупым", но позднее пришла к пониманию. Так что это придало большее впечатление, когда смелая маленькая девочка спонтанно вышла к микрофону во время телевизионного поминовения её отца 7 июля 2009 года. "С тех самых пор, как я родилась," - сказала она. - "Папочка был лучшим отцом, которого вы только можете себе представить и я только хочу сказать, что я люблю его очень сильно."

 

 

Ей было всего 11 лет, но она знала, что она делает. "Я знала, что потом будет множество гавённых разговоров," - говорит Пэрис. - "много людей допрашивали его о том, как он нас воспитывает. Это был первый раз, когда я публично защитила его и он наверняка не будет последним. Для Принца его младшая сестра показала в тот момент, что "она имеет больше сил, чем любой из нас". 

 

На следующий день после прогулки по Музею Смерти Пэрис, Майкл Снуди и Том Гамильтон - её 31-летний менеджер, красавец модельной внешности - направлялись в Венис-Бич. Мы прогуливались по набережной и Снуди вспомнил своё краткое пребывание в качестве уличного артиста, когда он впервые переехал в Лос Анжелес барабанить на вёдрах. "Это было неплохо," - говорит он. - "В среднем я зарабатывал по сто баксов в день."

 

Пэрис забрала волосы в хвост. На ней солнечные очки с круглыми линзами, зелёная клетчатая рубашка поверх легинсов, и радужный рюкзак. Настроение у неё сегодня хуже. Она почти не разговаривает и крепко держится за Снуди, на котором одета тройка Уилли Нельсона с отрезанными рукавами. 

 

Мы направляемся к каналам, вдоль которых стоят ультрасовременные дома, которые не нравятся Пэрис. "Они слишком жесткие и вытянутые," - говорит она. - "Они не кричат: 'Эй, заходи на обед!'  Она с радостью обнаруживает пятно с группой уток. "Привет, друзья!" - кричит она. - "Идите, поиграйте с нами!" Среди них оказывается птичья любовная пара, шлёпающая по мелководью в тесном строю. Пэрис вздыхает и сжимает руку Снуди. "Цели," - говорит она. - "Хештэг 'цели.'"

 

Её настроение приподнимается, и мы идём обратно к пляжу посмотреть закат. Пэрис и Снуди прыгают на бетонное ограждение увидев розово-оранжевое зрелище. Это был тихий момент до тех пор, пока мимо не проходит женщина средних лет в спортивной неоновой одежде и гольфах. Она ухмыляется на пару в то время, как нажимает кнопку на каком-то крошечном стерео, привязанном к её талии, отпуская на свободу старомодную песню в стиле транса. Пэрис смеётся и поворачивается к своему парню. Как только солнце исчезает, они начинают танцевать. 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Дополнительные материалы: К ВОПРОСУ ОБ ОТЦОВСТВЕ МАЙКЛА ДЖЕКСОНА: ЛИКБЕЗ ДЛЯ НЕПОСВЕЩЕННЫХ (с точки зрения генетики) - кликабельно

 

=================

 

Примечание переводчика: Следует обратить внимание на то, что Майкл умер, когда Пэрис было 11. И на то, что она, фактически, в более-менее СОЗНАТЕЛЬНОМ возрасте знала его только в его последние годы. И то с позиции ребёнка.

 

Много ли ВЫ САМИ помните о своих родителях до 11 лет? Потому словам Пэрис о якобы "толерантности" её отца и о том, что он "ругался, как матрос" не следует придавать большого значения, потому что:

 

во-первых: девушка УЖЕ испорчена и имеет собственные "взгляды" на многие вещи, ОЧЕНЬ ДАЛЁКИЕ от взглядов её отца, потому может выдавать желаемое за действительное просто для того, чтобы оправдать своё поведение.

 

во-вторых: ребёнку свойственно преувеличивать многие вещи, просто в силу психологии...

 

Недавно она заявила в твиттере, что её отец якобы курил... да-да-да... Ну а чего? ОНА ЖЕ КУРИТ И НЕ МОЖЕТ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ЭТОЙ ВРЕДНОЙ ПРИВЫЧКИ, ПОТОМУ НАДО СКАЗАТЬ (недалёким) ФАНАМ О ТОМ, ЧТО МАЙКЛ ОКАЗЫВАЕТСЯ КУРИЛ.

 

Т.Е. ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПЕВЕЦ, КОТОРЫЙ ИСПОЛЬЗОВАЛ ТЕХНИКУ ПЕНИЯ, КОТОРУЮ НЕ ИСПОЛЬЗУЕТ НА ЭСТРАДЕ НИКТО, КОТОРЫЙ СДЕЛАЛ ОПЕРАЦИЮ НА НОСУ, "ЧТОБЫ БРАТЬ БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ НОТЫ" (что является истиной)... ВОТ ЭТОТ ВОТ ПРОФИ - КУРИЛ СО СЛОВ ДОЧИ, ПОТОМУ ЧТО ЕЙ ТАК ХОЧЕТСЯ.

 

"I like people who can make you laugh without using vulgarity or bad words./ Мне нравятся люди, которые умеют заставить смеяться без использования вульгарностей или плохих слов" - Майкл Джексон

 

Возможно, Майкл когда и ругнулся... возможно даже и закурил...Ибо при таком нервном напряжении возможно всё - он тоже человек... Но то, как преподносит всё это Пэрис - конечно большооооое преувеличение. А уж выводы о "толерантности" из его комментария, СДЕЛАННОГО ВОСЬМИЛЕТНЕЙ (!!!) ДОЧЕРИ - это вообще просто показатель глупости (как минимум). Умные люди уже давно всё поняли про Пэрис, ну а для НЕумных пишутся такие вот примечания.

 

=======================

 

 

Перевод: моя мама - иудейка, а мой папа растил меня на множестве христианских убеждений. Но меня также растили с тем, что говорили, чтобы я занималась самообразованием во всех религиях и выбрала бы для себя ту, которая работает наилучшим способом для меня.

 

Комментарий переводчика: Факт - Майкл Джексон ПОЛНОСТЬЮ ОТСТРАНИЛ от воспитания детей мать Пэрис и Принца, Дэби Роу. Принц после смерти отца сохранял его заветы и ни разу не общался с Дэби Роу. В отличие от Пэрис, которая очень плотно общалась с Дэби одно время и именно после этих общений пошла по наклонной (в том числе именно после этих общений у неё были попытки самоубийства). Факт - Майкл Джексон сам до 27 лет состоял в рядах Свидетелей Иеговы и знал не понаслышке что такое фанатизм и прочее, именно ПОЭТОМУ говорил детям самообразовываться в вопросах веры, не навязывая им ту или иную религию, ОДНАКО ВОСПИТЫВАЛ ИХ НА ХРИСТИАНСКИХ УБЕЖДЕНИЯХ.

Записи из этого журнала по тегу «04-01 Дети Майкла Джексона»

Разделы

Разработано LiveJournal.com