?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

(Примечание об источнике информации: В 2000-м и 2001-м году Майкл вёл беседы со своим другом и духовным руководителем Рабби Шмули Ботичем (так во всяком случае позиционирует себя Ботич), беседы эти оказались записанными на плёнку. До конца не ясно, как должны были впоследствии использоваться эти записи ( и точно ли Майкл знал, что всё записывается), но факт остаётся фактом - беседы, очень похожие на сеансы у психолога, после смерти Майкла увидели свет в виде книг The Michael Jackson Tapes и Honoring the Child Spirit.)

-------------------------------------------------------------
ШБ: Разве ты уже не веришь, что женщина сможет тебя понять? Похоже, тебе кажется, что дети поймут тебя гораздо лучше?

МД: Со мной непросто жить. Трудно быть моей женой. Я тяжёлый человек, и я это знаю. Потому что всё своё время я отдаю кому-то другому. Отдаю его детям, отдаю его больным, отдаю его музыке. А женщине надо быть центром. Я помню, как Лиса Мария всегда говорила: «Я не просто часть мебели, я не просто часть мебели… Ты просто не можешь…» Я говорил: «Я и не хочу, чтобы ты была частью мебели». Потом, знаешь, мне звонили разные больные девочки, а она выходила из себя и отключала телефон (1). А я чувствую, Шмули, что это моё, это моя миссия, понимаешь. Мне нужно этим заниматься.

ШБ: Что если бы ты нашёл женщину, которая была бы невероятно добросердечной?

МД: Такой как Мать Тереза или Леди Диана?… Было бы здорово. Было бы замечательно.

ШБ: Тебе было бы проще, чем делать всё это в одиночку?


МД: Конечно, и Лиса была молодцом, что ходила со мной в больницы, это было так мило с её стороны. Они там привязывают детей к кроватям или держат их на цепи. Мы ходили и освобождали их… Мы их всех отпускали, этих детей. Я всё это ненавижу, а она узнала о творящейся в мире несправедливости именно со мной. В таких странах, например, как Румыния, или в Праге - Чехословакия и им подобных… в России. Ты бы посмотрел, что они делают с детьми в этих… ты был бы шокирован. Они сажают их на цепи, как будто те – животные, раздевают их догола и оставляют спать в своих же экскрементах. Это так печально, что я просто болею от этого. Поэтому мы привозили одежду и игрушки, и просто любовь, любовь. Я люблю их. Я каждый день возвращался навестить их, обнять, и так хотелось каждого из них привезти в Неверлэнд.

ШБ: Когда ты стал звездой в детстве, осознавал ли ты, что твоё собственное детство ускользает от тебя? Ты выиграл конкурс в возрасте 8 лет. В 1964 году тебя сделали лидирующим вокалистом в семейной группе. Что ты тогда чувствовал – ты радовался или беспокоился? Думал ли ты: «К чему это всё приведёт?»

МД: Я не думал об этом. Не думал о будущем. Я жил одним днём. Я знал, что хочу быть звездой. Знал, что хочу делать что-то, чтобы дарить людям счастье.

ШБ: Знал ли ты, какова будет плата, в смысле потери детства?

МД: Ни в коем случае.

МД по телефону: Скажите, что музыка должна говорить со слушателем, а не наскакивать на него. Послушайте её несколько раз и постарайтесь почувствовать, какая там должна быть мелодия. Всё дело в том, чтобы музыка разговаривала. Всё понятно? До свидания.

ШБ: Мечтаешь ли ты о том, что хотя бы в том будущем, когда придёт Мессия, так, как ты в это веришь, - однажды все дети соберутся в Неверлэнде и будут вечно там счастливы?

МД: Да.

ШБ: И если бы у тебя хватило на это денег, ты бы просто…

МД: Я бы просто собрал их, Шмули. Я бы сделал это. С удовольствием.

ШБ: Лиса Мария хотя бы посещала с тобой детей, это хорошо. Значит, для неё не было проблемой приходить и совершать вот такие самоотверженные поступки, даря любовь этим детям, позволяя им чувствовать себя полноценными людьми?

МД: У неё с этим проблем не было, но у нас с ней было несколько серьёзных ссор, потому что она очень отстаивала то, что её дети – это её дети. Они были её главной заботой… А я говорил: «Нет, все дети – наши дети», а ей никогда не нравилось, когда я так говорил. Она очень сердилась. Вдобавок мы серьёзно поссорились, когда в Лондоне два мальчика убили третьего, и я собирался навестить их, потому что королева присудила им взрослый срок за убийство – пожизненное заключение. Мальчишкам было что-то около 10 и 11 лет, и я хотел пойти в тюрьму, встретиться с ними. Она сказала: «Ты идиот. Ты ведь награждаешь их за то, что они сделали». Я говорил: «Готов поспорить, что если изучить их предыдущую жизнь, то окажется, что рядом с ними никогда не было родителей, что им неоткуда было получать любовь, никто не обнимал их, глядя в глаза и не говорил, что любит. Они заслуживают этого, даже если им предстоит всю жизнь провести за решёткой, мне просто хотелось сказать, что я люблю их и обнять». Она сказала: «Что ж, ты ошибаешься». Я сказал: «Нет, ошибаешься ты». А потом появилась информация, что они из неполных семей, что за ними никто никогда не присматривал, не следил. Их отрадой были фильмы, в которых всегда дерутся и убивают. Вот почему они дошли до такого.

ШБ: Она потом согласилась, что ты был прав?

МД: Нет, она считает, что я вознаграждаю плохих детей.

ШБ: Хотела ли она, чтобы ты усыновил её детей?

МД: Ну, однажды ей задали такой вопрос по ТВ, и она сказала: «Нет, у них есть отец. Их отец - Кью», её первый муж. Но я очень хорошо относился к её детям. Каждый день я что-нибудь приносил для них, и они ждали меня у окна и бросались обнимать. Я люблю их. Очень по ним скучаю.

ШБ: Привыкла ли она жить в Неверлэнде или он для неё был слишком изолированным местом?

МД: Лиса не жила в Неверлэнде. Мы приезжали туда, как… Я жил в её доме в городе, а время от времени мы приезжали в Неверлэнд. Это было как весёлый уик-энд.

ШБ: Детям там нравилось?

МД: Смеёшься? Да они были на седьмом небе.

ШБ: Ты был счастлив показать им поместье?

МД: Угу.

ШБ: Стал ли Неверлэнд иметь для тебя больше значения, когда вдруг у тебя появилась семья, которой ты мог всё там показывать?

МД: Да, да. Это место для того, чтобы в нём создавались семьи, чтобы они мирились, чтобы люди сходились на почве истинной любви, там всегда дух игры и естественности. Неверлэнд делает семьи ближе. Он исцеляет.

ШБ: Поскольку ты идеализируешь семью, было ли тебе тяжело, когда пришлось тогда разводиться?

МД: Когда тогда? (у Майкла было два развода, второй - с Дэби Роуз, матерью двух первых его детей, брак с Дэби был заключен не по любви и являлся своего рода "договорённостью", во время этого брака Майкл продолжал отношения с Пресли).

ШБ: С Лизой.

МД: Было ли это тяжело?

ШБ: Были ли какие-либо зловещие предзнаменования? Изменился ли ты? Дело в том, что мои родители развелись, когда мне было восемь лет, и у меня были очень, очень романтические представления о семейной жизни.

МД: Правда?

ШБ: Да, слишком романтические. Все мои книги теперь о семейной жизни. Потому что я не могу смириться с…

МД: Так ты правда веришь в семейные отношения, во всё это? Тебе нравится такая жизнь?

ШБ: Я в это верю более, чем во что-либо другое в этой жизни. Я верю в семью, правда, верю.

МД: Я тоже, Шмули…

ШБ: Я всей душой верю в брак. Так вот, когда твои отношения с Лисой начали распадаться, это было очень тяжело? Твой идеализм в отношении семьи, всё, во что ты верил, строя крепкую семью, о которой ты всегда мечтал, особенно потому что знал…

МД: Я хотел детей, а она – нет.

ШБ: Ей казалось, что её детей достаточно.

МД: Да, но она обещала мне, ещё до свадьбы, что первое, что мы сделаем – это родим ребёнка. Она разбила мне сердце…. Я был настроен иметь детей. И то, что она не сдержала обещание, меня очень разочаровало, понимаешь? (2) После нашего развода она много времени проводила с моей матерью. Она присылала мне письма – они все хранятся у меня – со словами «Я рожу тебе девятерых. Сделаю всё, что ты хочешь». Конечно же, в прессу это не попало. Она пыталась достучаться до меня месяцами, но я просто жёстко всё это оборвал – я закрылся от этого.

ШБ: Может быть, она просто надеялась этим тебя вернуть?

МД: Угу.

ШБ: Но неужели дети вот настолько для тебя важны?

МД: Конечно.

ШБ: У неё были дети, и ей было достаточно.

МД: У неё были свои, а я хотел, чтобы мы чувствовали себя единой большой семьёй, чтобы у нас были ещё дети. Просто… моя мечта – иметь девять или десять детей, я так этого хочу...

==============================================================

Примечания:

1) Рассказ об этих больных девочках:

"Будучи очень юной особой, я гостила в одной американской семье и начитавшись откровений Лисы, что-то там спросила об их видении ситуации.

А вот теперь история, которая быть может вам покажется любопытной. Две старших девочки-погодки в этой семье заболели с разницей в полгода. Онкология. У одной ситуация была полегче, а со второй - было все гораздо хуже. Страховка покрывала лечение только одной из них и родителям предложили сделать выбор.

Они попали в группу больных детей, посещавших Неверленд. Надо сказать , что во время этих посещений там не всегда был сам Майкл, но им повезло. В итоге он оплатил лечение девочек. Дал им свой номер телефона и в самые тяжелые моменты они ему звонили (дети, не взрослые). Они даже не помнят толком, что он им говорил... Что-то очень простое, как они говорят, но у них обоих остался в памяти образ от голоса Майкла  - " будто на лодке плывешь прямо в солнце, покачивает, тепло и спокойно"..."

Они были одними из тех больных девочек, которые звонили Майклу. И когда трубку поднимала Лиса, она тут же , ругаясь, бросала ее. Телефон отключался на какое-то время...

Там был такой момент, когда одной из этих двух больных девочек было совсем-совсем худо и когда наконец они попали на Майкла, то она уже была на грани. Майкл приехал к ней вместе с Лисой, там выяснилась ситуация с телефоном. Растерянный и злой взгляд Лисы девочки (уже взрослые) помнят до сих пор...

2) Майкл поменял своё отношение к Лисе, когда узнал через несколько месяцев брака о том, что она ВТАЙНЕ от него принимает противозачаточные средства. Родной дядя Лисы говорил о том, что в том, что Лиса не хотела детей от Джексона есть причина, поскольку Пресли родилась и воспитывалась в семье расистов. Наиболее вероятно, что и Майкл связал это именно с этим, поскольку с тёщей ему довелось пообщаться (и вероятнее всего не единожды):



Разделы

Разработано LiveJournal.com