?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Особенность этого мероприятия заключалась в том, что ни один представитель СМИ не получил на него доступа - ни одной крупной телекомпании не было разрешено снимать. Остались только любительские записи на диктофон и фотографии.

Про раввина Шмули Ботича, которого упоминает здесь Майкл и который в результате присвоил деньги, вложенные Майклом в фонд Heal the Kids, будет отдельная статья. Майкл позднее включил его (по свидетельству его менеджера Визнера / Вейтцнера) в список своих врагов. Раввин Ботич шёл третьим в этом списке после Томаса Снеддона и Глории Оллред.



+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++



© автор речи и оратор - МАЙКЛ ДЖЕКСОН;
© перевод Air-space






Спасибо, спасибо, дорогие друзья – от всего моего сердца – за такой любящий и горячий приём, и спасибо вам, мистер президент, за ваше любезное приглашение, которое я имел честь принять. Я также хочу выразить особую признательность тебе, Шмули, служащему здесь в Оксфорде уже 11 лет в качестве раввина. Ты и я очень много работали над тем, чтобы сформировать фонд Heal the kids (Исцелим детей), также, как и над созданием нашей книги о качествах детской простоты и невинности, и во всех наших начинаниях ты был любящим другом и оказывал поддержку.

И я также хотел бы поблагодарить Тобу Фридман, нашу управляющую фондом Heal the Kids, которая вернулась сегодня вечером в свою Альма Матер, где она служила в качестве ученой, также, как и Мерилин Пилс – ещё один основной член нашей команды Heal the Kids.

Я смущён тем, что выступаю с лекцией в том месте, которое раньше было заполнено такими выдающимися личностями, как мать Тереза, Альберт Эйнштейн, Рональд Рейган, Роберт Кеннеди и Малкольм Икс. Я даже слышал, что лягушонок Кермит появлялся здесь, а я всегда чувствовал родство с посланием Кермита о том, что это нелегко – быть зелёным. Уверен, что появиться здесь ему было ничуть не легче.

Пока я осматривал сегодня Оксфорд, я не мог не задуматься о величии и грандиозности этого великого института, не говоря уже о яркости великих и одарённых умов, которые бродили по этим улицам в течение веков. Стены Оксфорда вместили в себя не только величайших гениев философии и науки, они также сопровождали в движении вперёд наиболее воодушевляющих создателей детской литературы, начиная с Джона Рональда Руэла Толкина и заканчивая Клайвом Степлсом Льюисом. Сегодня мне было позволено войти хромающей походкой в обеденный зал Церкви Христа для того, чтобы увидеть увековеченную в витражах "Алису в стране чудес" Льюиса Керрола. И даже один из моих соотечественников, американец, любимый доктор Сьюз (мультипликатор – прим. Air-space) украсил эти залы, а затем продолжил свой путь, оставляя свой след в воображении миллионов.

Полагаю, я должен начать с перечисления своих квалификаций для того, чтобы иметь право говорить перед вами этим вечером. Друзья, я не утверждаю, что имею академическую компетентность других ораторов, которые обращались к публике в этом зале, так же, как и они вряд ли могли бы заявить о себе, что они являются знатоками Лунной Походки – и, знаете, Эйнштейн в особенности был ужасен в ней.





Но я утверждаю, что посетил больше мест и культур, чем большинство людей когда-либо увидит. Человеческое знание состоит не только из библиотек пергамента и чернил – оно также заключает в себе массу знаний, которые записаны в человеческом сердце, высечены в человеческой душе и запечатлены в человеческом духе. И, друзья, я столько пережил в своей сравнительно небольшой жизни, что я до сих пор не верю, что мне всего 42 года. Я часто говорю Шмули, что в летоисчислении души, уверен, мне по меньшей мере 80 – а сегодня вечером я даже хожу так, как будто мне 80! Поэтому, пожалуйста, прислушайтесь к моему посланию, потому что то, что я должен сказать вам сегодня вечером может принести исцеление человечеству и исцеление нашей планете.

С помощью Божией, я был счастлив добиться многого из моих артистических устремлений, рано осознанных мной на жизненном пути. Но всё это, друзья – достижения, а одни достижения не являются синонимами того, кем я являюсь. Разумеется, живой пятилетний мальчик, который громко распевал Rockin' Robin и Ben для любящей его толпы, не показывал того мальчика, который находился ЗА этой улыбкой.

Сегодня вечером я пришёл к вам не как символ поп-музыки (что бы это ни означало), а как символ поколения. Поколения, которому больше неизвестно, что значит быть ребёнком.
Все мы – производное нашего детства. Но я – производное потери детства, отсутствия того прелестного и удивительного возраста, когда мы игриво шалим без какой-либо тревоги, греясь в обожании родителей и родственников, и когда самая большая забота – подготовиться к тому большому тесту на правописание, который состоится в понедельник утром.

Те из вас, кому знакомы Jackson5 знают, что я начал выступать в нежном пятилетнем возрасте и с того времени я не переставал танцевать и петь. Но выступая и создавая музыку, которая без сомнения является моей величайшей радостью, когда я был маленьким я больше всего остального хотел быть обычным маленьким мальчиком. Я хотел строить дома на деревьях, устраивать сражения водяными шариками и играть в прятки со своими друзьями. Но судьба распорядилась иначе и всё, что я мог делать – это завидовать смеху и играм, которые я наблюдал повсюду вокруг меня.

В моей профессиональной жизни не было передышек. Но по воскресеньям я пионерил – термин, употребляемый для описания миссионерской работы, которую делают Свидетели Иеговы. И тогда я был способен увидеть волшебство детства других людей.

С того времени, когда я стал знаменитостью, я должен был надевать на себя маскировку – толстый живот, парик, бороду и очки – и мы могли проводить целый день на окраинах Южной Калифорнии, переходя от двери к двери или наматывая круги по торговым галереям, распространяя наш журнал "Сторожевая башня". Я любил входить во все эти обычные, провинциальные дома и видеть эти ворсистые ковры, кресла La-Z-Boy с детьми, играющими в монополию, и бабушек, присматривающих за внуками и все те прекрасные, обычные и сияющие сценки из повседневной жизни. Многие, я знаю, могут поспорить о том, что в этих вещах нет ничего особенного. Но меня они завораживали.

Раньше я думал, что я уникален в своём чувстве, что у меня не было детства. Я верил, что, конечно, существует только малая горстка тех, с кем я мог бы разделить эти чувства. Когда я недавно встретился с Ширли Темпл Блэк – великим ребёнком-звездой 30-х и 40-ых годов – сначала мы ничего не говорили друг другу, мы просто плакали вместе, потому что она могла разделить эту боль со мной. Ту боль, которую знают только такие люди, как мои близкие друзья – Элизабет Тейлор и Маккалей Калкин.

Я рассказываю вам это не для того, чтобы вызвать ваше сочувствие, но для того, чтобы внушить вам мой первый важный пункт: не только голливудские дети-звёзды страдают из-за отсутствия детства. Сегодня это вселенское бедствие – глобальная катастрофа. Детство стало великой редкостью в современной жизни. Повсюду вокруг себя мы производим множество детей, у которых нет радости, которые не получили права, которым не позволено иметь свободу или знание – что значит быть ребёнком.

Сегодня дети постоянно поощряются к тому, чтобы побыстрее вырасти, как будто этот период, называемый детством, настолько обременительная стадия жизни, что его надо вытерпеть и выйти из него настолько стремительно, насколько это вообще возможно. И в этом вопросе я несомненно являюсь величайшим мировым экспертом.

Наше поколение свидетельствует об аннулировании завета между родителем и ребёнком. Психологи публикуют библиотеки книг, детализирующих деструктивные эффекты, случающиеся вследствие отказа ребёнку в безусловной любви, которая столь необходима для здорового развития детского сознания и личности. И по причине всего этого игнорирования слишком многие из наших детей должны, фактически, воспитывать себя сами. Они становятся более отдалёнными от своих родителей, бабушек и дедушек, и остальных членов семьи – таким образом повсюду вокруг нас те нерушимые связи, которые однажды были скреплены, разрушаются.

Это преступное нарушение породило новое поколение. Давайте назовём его "Поколением ВНЕ", которое сейчас приняло факел от "Поколения Х". "ВНЕ" обозначает поколение, которое снаружи имеет всё – состояние, успех, красивую одежду и красивые машины; но внутри – болезненную пустоту. Эту зияющую дыру в наших сердцах, это бесплодие в нашей сущности, этот вакуум у нас в центре – в том месте, где когда-то билось сердце и которое когда-то было занято любовью…

И страдают не только дети. Страдают также и родители. Чем больше мы культивируем маленьких взрослых в детских телах, тем больше мы сами стираем с самих себя свои собственные детские черты, а ведь в детстве есть так много того, что стоит сохранить во взрослой жизни.






ЛЮБОВЬ, дамы и господа, является наиболее драгоценным заветом человеческой семьи, её богатейшим состоянием, её золотым наследием. И это сокровище, которое передаётся от одного поколения к другому. Предыдущие поколения, возможно, не имели того изобилия, которым наслаждаемся мы. В их домах, возможно, отсутствовало электричество, и они растили своих многочисленных детей в маленьких домах без центрального отопления. Но в этих домах не было ни тьмы, ни холода. Они были ярко освещены сиянием любви, и они были уютно согреты теплом, исходящим из человеческих сердец. Родители, не отвлеченные вожделением роскоши и статуса, предоставляли своим детям приоритет в своей жизни.

Как всем вам известно, наши две страны оторвались друг от друга из-за того, что Томас Джефферсон назвал "определёнными неотъемлемыми правами". И в то время, как мы, американцы и британцы, можем обсуждать и осуждать это его заявление, никогда не обсуждается то, что дети тоже имеют определённые и неотъемлемые права, и то, что последовательное нарушение этих прав привело к огромному количеству детей по всему миру, которым отказано в радости и безопасности детства.

Поэтому сегодня вечером я хотел бы предложить, чтобы мы учредили в каждом доме Всемирный Закон о Правах Детей, принципы которого таковы:


  • Право быть любимым без необходимости это зарабатывать.

  • Право быть защищённым без необходимости это заслуживать.

  • Право на то, чтобы тебя ценили, даже если ты пришёл в этот мир без всего.

  • Право быть услышанным без необходимости быть интересным

  • Право на то, чтобы тебе читали сказку на ночь, без необходимости соперничества с вечерними новостями.

  • Право на образование без необходимости прятаться от пуль в школах.

  • Право считаться восхитительным (даже если у тебя такое лицо, которое может любить только мать).



Друзья, фундаментом всех человеческих знаний, началом человеческого сознания должно быть то, что каждый из нас является объектом любви. Перед тем, как ты узнаешь, рыжие у тебя волосы или каштановые, перед тем, как ты узнаешь черный ты или белый, перед тем, как ты узнаешь к какой принадлежишь религии, ты должен знать, что ты ЛЮБИМ.

Примерно 12 лет назад, когда я собирался начать свой Bad-тур, маленький мальчик пришёл со своими родителями навестить меня в моём доме в Калифорнии. Он умирал от рака, и он рассказал мне как сильно он любит мою музыку и меня. Его родители сказали мне, что жить ему осталось недолго, что в любой день он может просто уйти. И я сказал ему: "Смотри, я собираюсь приехать в твой город в Канзасе на открытие моего тура через три месяца. Я хочу, чтобы ты пришёл на концерт. Я собираюсь подарить тебе эту куртку, которую я надевал в одном из моих видео". Его глаза засияли, и он сказал: "Ты собираешься ПОДАРИТЬ её мне?" Я ответил: "Да, но ты должен пообещать, что ты наденешь её на шоу". Я пытался удержать его. Я сказал: "Когда ты придёшь на шоу, я хочу видеть тебя в этой куртке и в этой перчатке" и я подарил ему одну из своих перчаток, расшитых горным хрусталём – а я обычно не отдаю никому свои перчатки. И он просто был на небесах.

Но, возможно, он был слишком близок к Небесам, потому что, когда я приехал в его город, он уже умер, и его похоронили в этой перчатке и в куртке. Ему было всего 10 лет. Господь знает, и я знаю, что он старался держаться изо всех сил. Но по крайней мере, когда он умер, он знал, что он любим не только своими родителями, но даже мной – почти чужим человеком – я тоже любил его. И со всей этой любовью он знал, что он не пришёл в этот мир одиноким, и, конечно, он не покинул его одиноким.

Если ты приходишь в этот мир зная, что ты любим, и покидаешь этот мир, зная то же, тогда со всем, что случается между этими событиями, ты можешь справиться. Профессор может унижать тебя, но ты не будешь чувствовать себя униженным, начальник может уничтожать тебя, но ты не будешь уничтоженным, корпоративный гладиатор может победить тебя, но ты всё равно будешь триумфатором. Как кто-то из них может по-настоящему одержать над тобой победу в попытках сбросить тебя вниз? Ты же знаешь, что ты объект, достойный любви. Остальное – всего лишь оболочка.

Но если у тебя нет этой памяти о том, что ты любим, ты приговорён искать по всему миру то, что заполнит тебя. Но неважно, сколько денег ты зарабатываешь или насколько ты стал знаменитым, ты всё равно будешь чувствовать себя пустым. То, что ты в действительности ищешь – это безусловная любовь, абсолютное приятие. И это именно та вещь, в которой тебе было отказано при рождении.

Друзья, позвольте мне нарисовать для вас картину. Вот типичный день Америки: шестеро молодых людей в возрасте до 20 лет совершат самоубийство, 12 детей в возрасте до 20 лет погибнут от огнестрельного оружия – помните, это ЗА ДЕНЬ, не за год – 399 детей будут арестованы за злоупотребление наркотиками, 1352 младенца будут рождены матерями-подростками. Это происходит в одной из богатейших, наиболее развитых стран в истории мира.

Да, в моей стране существует эпидемия жестокости, несопоставимая ни с одной другой развивающейся нацией. Это те способы, которыми молодые люди Америки выражают свою боль и свой гнев. Но не думайте, что такой же боли и страданий нет среди её дубликата - молодёжи Британии. Исследования в этой стране показывают, что каждый час три подростка Британии причиняют себе увечья, часто нанося порезы или ожоги на свои тела, или посредством передозировки наркотиков. Это то, что они выбрали, чтобы справиться с болью от игнорирования и эмоциональной агонии.

В Британии не более 20% семей сядут за обеденный стол вместе раз в год. РАЗ В ГОД! А как насчет освящённой веками традиции читать ребёнку сказку на ночь? Исследования, проводившиеся в 80-х годах, показали, что дети, которым читают, имеют гораздо большую грамотность и значительно превосходят в школе своих сверстников. И тем не менее, меньше 33% британских детей в возрасте от 2-х до 8-ми лет имеют регулярно прочитанную им сказку на ночь. Вы можете не придавать этому значения, пока не узнаете, что 75% их родителей ИМЕЛИ эту сказку на ночь, когда были в этом возрасте.

Разумеется, нам не нужно себя спрашивать откуда произошли вся эта боль, гнев и жестокое поведение. Очевидно, что дети так оглушительно протестуют против игнорирования, содрогаясь от безразличия, и громко умоляя, чтобы их просто заметили. Разнообразные учреждения по защите детей в США говорят о том, что в среднем в год миллионы детей являются жертвами плохого обращения и пренебрежения в различных формах. Да, пренебрежения. В богатых домах, привилегированных домах, наполненных под завязку всеми возможными электронными гаджетами. Дома, в которых родители, приходя домой, на самом деле не дома, потому что их мысли всё ещё в офисе. А их дети? Что ж, их дети просто имеют дело с любыми эмоциональными крохами, которые они получают. А вы не много получите от бесконечного телевизора, компьютерных игр и видео.

Эти тяжёлые, холодные цифры, которые выворачивают мне душу и потрясают дух, должны показать вам то, почему я посвятил так много своего времени и ресурсов, пытаясь создать колоссальный успех для нашей новой инициативы - Heal the Kids (Исцелим детей).

Наша цель проста – воссоздать связь родитель-ребёнок, обновить её обетование и осветить путь вперёд для всех прекрасных детей, которым предназначено однажды прийти на Землю.

Но поскольку это моя первая публичная лекция, а вы так тепло приняли меня в свои сердца, я чувствую, что должен сказать вам больше. У каждого из нас своя история и в этом смысле статистика становится личной.







Говорят, что быть родителем похоже на танец. Ты делаешь один шаг, твой ребёнок делает другой. Я обнаружил, что посвящение родителей своим детям вновь - только половина дела. Другая половина заключается в принятии детьми их родителей.

Я помню, что, когда я был совсем юным, у нас была сумасшедшая дворняга по имени "Чёрная Девочка" - помесь волка и ретривера. Но она ни в какой степени не была сторожевой собакой, более того, она была такой пугливой и нервной, что странно, как она не убегала прочь каждый раз от звуков проезжающего грузовика или грома в Индиане. Моя сестра Дженет и я отдавали этой собаке так много любви, однако нам так и не удалось вернуть обратно чувство доверия, которое было похищено у неё её первым хозяином. Мы знали, что он бил её. Мы не знали - чем. Но что бы это ни было, этого было достаточно, чтобы высосать душу из этой собаки.

Многие дети сегодня – это побитые щенки, которые уничтожили в себе потребность любви. Они не заинтересованы в своих родителях. Оставленные со своими гаджетами, они лелеют свою независимость. Они двигаются дальше и забывают о своих родителях.

Есть куда худшие случаи детей, затаивших враждебность и чувство обиды на своих родителей, так, что любая попытка примирения, которую могут предпринять их родители, может быть отброшена обратно прямо в лицо.

Я не хочу, чтобы сегодня вечером кто-либо из нас сделал эту ошибку. Поэтому я взываю ко всем детям мира, начиная с нас, присутствующих здесь сегодня вечером, простить наших родителей, если мы чувствуем, что нас игнорируют. Простить их и научить их снова любить.

Вы, скорее всего, не будете удивлены, если услышите, что у меня не было идиллического детства.  Напряжение и внутренний конфликт, которые присутствуют в моих отношениях с собственным отцом, хорошо задокументированы. Мой отец – жёсткий человек и он сильно давил на моих братьев и на меня с самого раннего возраста для того, чтобы мы были настолько хорошими исполнителями, насколько мы могли.

У него была большая трудность с тем, чтобы показывать свои чувства. На самом деле он никогда не говорил мне, что любит меня. И он также никогда не выказывал восхищение мной. Если я делал великолепное представление, он мог сказать мне, что это было хорошее представление. А если я делал обычное представление, он говорил мне, что это было отвратительное представление.

Казалось, он был полон решимости прежде всего остального сделать нас коммерчески успешными. И в этом он был больше, чем знаток. Мой отец был организационным гением, и мои братья и я обязаны ему своим профессиональным успехом - без малейшего сомнения, благодаря тем сильным методам, которыми он двигал нас. Он тренировал меня, как шоумена, и под его руководством я не мог пропустить ни шага.

Но, чего я действительно хотел – это Папа. Я хотел отца, который показывал бы мне свою любовь. Но мой отец никогда не делал этого. Он никогда не говорил мне: "Я люблю тебя", глядя мне прямо в глаза, он никогда не играл со мной. Он никогда не катал меня на плечах, он никогда не кидал в меня подушкой или водяным шариком.

Но я помню, как однажды, когда мне было примерно четыре года и в городе был небольшой праздник, он поднял меня и посадил на пони. Это был крохотный поступок, возможно что-то, что он забыл пять минут спустя. Но из-за этого момента у меня в сердце есть особое место для него. Потому что это то, как реагируют дети, когда маленькая вещь значит для них так много, а для меня тот один момент означал всё. Я пережил это только один раз, но это заставило меня чувствовать себя действительно хорошо, как по отношению к нему, так и по отношению к окружающему миру.

Но теперь я сам отец, и однажды я думал о своих собственных детях – о Принце и Пэрис – о том, как бы я хотел, чтобы они думали обо мне, когда вырастут. Безусловно, я бы хотел, чтобы они помнили, как я всегда хотел быть с ними, куда бы я ни отправлялся, то, как я всегда старался поставить их на первое место перед всем остальным. Но в их жизни также есть и проблемы. Потому что моих детей преследуют папарацци, и они не могут ходить в парк или в кино со мной.

Итак, что, если они вырастут и будут обижены на меня? И как мой выбор влияет на их юность? "Почему нам не было дано обычного детства, которое имеют все остальные дети", – могут они спросить. И в такие моменты я молюсь о том, чтобы мои дети дали мне презумпцию невиновности. Чтобы они сказали сами себе: "Наш папа делал всё, что было в его силах, учитывая уникальные обстоятельства, с которыми он столкнулся. Возможно, он не был идеальным, но он был добрым и порядочным человеком, который пытался отдать нам всю любовь в этом мире".

Я надеюсь, что они всегда будут фокусироваться на позитивных вещах, на жертвах, на которые я охотно шёл ради них. И не будут относиться отрицательно к тому, от чего им пришлось отказаться, или к ошибкам, которые я сделал, и которые, буду, конечно, продолжать делать, воспитывая их. Потому что мы все были когда-то детьми, и мы знаем, что несмотря на самые лучшие планы и усилия, ошибки всегда случаются. Просто потому, что это человеческое.

И когда я думаю об этом – о том, как я надеюсь, что мои дети не будут судить меня строго, и простят мне мои недостатки – это заставляет меня думать о моём собственном отце, и, несмотря на мои предыдущие отречения, я вынужден признать, что, должно быть, он любил меня. Он любил меня, и я знаю это.

Были небольшие вещи, которые показывали это. Когда я был ребёнком, я был настоящим сладкоежкой – мы все были. Моей любимой едой были глазированные пончики, и мой отец знал это. Итак, каждые несколько недель я мог спуститься вниз утром, а на кухонном столе лежал пакет с глазированными пончиками – ни записки, ни объяснения, только пончики. Как будто это был Санта Клаус.

Иногда я думал о том, чтобы попозже лечь спать, так, чтобы я мог увидеть его и то, как он оставляет их там, но, как и с Санта Клаусом, я не хотел нарушать магию из-за страха того, что он может никогда больше этого не сделать. Мой отец должен был оставлять их втайне ночью – так, чтобы никто не смог увидеть его с опущенной защитой. Он боялся человеческих эмоций, он не понимал их или не знал, как с ними справляться. Но он знал о пончиках.

И когда я позволяю шлюзам открыться, другие воспоминания торопятся вернуться, воспоминания о других крохотных поступках. Какими бы несовершенными они ни были, они демонстрируют, что он делал всё, что в его силах. Так что сегодня вечером, вместо того, чтобы фокусироваться на том, что мой отец не сделал, я хочу сосредоточиться на всех тех вещах, что он сделал и на его собственных личных проблемах. Я хочу перестать судить его.

Я начал с размышления над тем фактом, что мой отец вырос на Юге, в очень бедной семье. Его взросление пришлось на время Великой Депрессии, и его собственный отец, который старался изо всех сил накормить своих детей, показывал очень мало любви по отношению к своей семье и воспитывал моего отца, его братьев и сестёр железным кулаком. Кто может себе представить каково это – расти бедным чёрным мужчиной на Юге – с отнятым достоинством, лишённым надежды, в борьбе за то, чтобы стать мужчиной в мире, который видел моего отца лишь в качестве подчинённого. Я был первым черным артистом, проигранным на MTV, и я помню каким большим было это достижение даже тогда. А это было в 80-х!

Мой отец переехал в Индиану и создал собственную большую семью, работая долгими часами на сталелитейном заводе – работа, которая убивает лёгкие и смиряет дух – всё для того, чтобы поддерживать свою семью. 







Разве это удивительно, что он находит трудным выражать свои чувства? Разве есть какая-то тайна в том, что он ожесточил своё сердце, в том, что он взрастил эмоциональные заслоны? А прежде всего, стоит ли удивляться тому, что он так сильно давил на своих сыновей чтобы сделать их успешными исполнителями - чтобы они могли бы быть спасены от того, что знал он, от жизни в неуважении и в бедности.

Я начал видеть, что даже резкость моего отца была видом любви - несовершенной любви, конечно, но всё же любви. Он давил на меня потому что любил меня. Потому что он хотел, чтобы никто и никогда не смотрел свысока на его потомка.

И теперь, со временем, я чувствую не горечь, а благословение. Вместо гнева я нашёл оправдание. И вместо мщения я нашёл примирение. И моя первоначальная ярость уступила место прощению.

Почти десятилетие назад я основал благотворительный фонд Heal the World / Исцелим мир. Название было тем, что я чувствовал внутри себя. Вряд ли я тогда знал то, на что Шмули указал мне позже – то, что эти два слова формируют краеугольный камень пророчества Ветхого Завета. Верю ли я на самом деле в то, что мы можем исцелить этот мир, пронизанный войной и геноцидом даже до сего дня? И верю ли я на самом деле в то, что мы сможем исцелить наших детей? Тех самых детей, которые могут войти в свою школу с пистолетом и ненавистью и расстрелять своих одноклассников, как это случилось в Коломбине? Или детей, которые могут избивать беззащитного ребёнка до смерти, как в трагической истории Джимми Балга? Конечно верю, или меня не было бы здесь сегодня.

Но всё это начинается с прощения, потому что для того, чтобы исцелить мир, мы в первую очередь должны исцелить самих себя. И для того, чтобы исцелить детей, мы в первую очередь должны исцелить ребёнка у себя внутри, каждый из нас. Как взрослый и как отец я понял, что у меня не может быть полноценной человеческой жизни, так же как не будет родительской способности к безусловной любви, пока я не отмету от себя все призраки своего собственного детства.

И это то, что я прошу всех нас сделать сегодня вечером. Жить в соответствии с Пятой из Десяти Заповедей.

Чтить родителей, а не судить их. Дать им презумпцию невиновности.

Вот поэтому я хочу простить своего отца и прекратить осуждать его. Я хочу простить своего отца потому что я хочу иметь отца, а это единственный отец, который у меня есть. Я хочу снять со своих плеч бремя своего прошлого и быть свободным для того, чтобы сделать шаг в новые отношения со своим отцом на всю оставшуюся жизнь, свободную от гоблинов прошлого.

В мире, наполненном ненавистью мы всё ещё должны дерзать надеяться.

В мире, наполненном злобой мы всё ещё должны дерзать подбадривать.

В мире, наполненном отчаяньем, мы всё ещё должны дерзать мечтать.

И в мире, наполненном недоверием мы всё ещё должны дерзать доверять.

Обращаясь сегодня ко всем тем из вас, кто чувствует себя обиженным своими родителями, я прошу вас отпустить свою досаду. Обращаясь сегодня ко всем тем из вас, кто чувствует себя обманутым своими отцами или матерями, я прошу вас не обманывать самих себя дальше. И, обращаясь сегодня ко всем тем из вас, кто хочет оттолкнуть от себя своих родителей, я прошу вас вместо этого протянуть им руку. Я прошу вас, я прошу самого себя дать нашим родителям дар безусловной любви, так, чтобы и они тоже смогли научиться любить у нас, своих детей. Таким образом, в конце концов, любовь возродится в оставленном всеми и одиноком мире.

Однажды Шмули напомнил мне древнее библейское пророчество, которое гласит, что новый мир и новое время могут наступить тогда, когда "сердца родителей будут возрождены сердцами детей". Мои друзья, мы и есть этот мир, и мы и есть те самые дети.

Махатма Ганди сказал: "Слабость никогда не может простить. Прощение – это атрибут силы". Сегодня вечером будьте сильными. Вслед за силой примите величайший вызов из всех возможных – восстановить этот разрушенный завет. Мы все должны преодолеть какие бы то ни было деформирующие последствия, которые наше детство, возможно, возъимело на нашу жизнь и, выражаясь словами Джесси Джексона, простить друг друга, освободить друг друга и двигаться дальше.

Этот призыв к прощению, возможно, не будет иметь такого результата, какой имеет всемирная трансляция шоу Опры, когда собираются тысячи детей со своими родителями, но он, по крайней мере, может быть стартом, а все мы будем намного более счастливыми в результате.

Итак, дамы и господа, я завершаю свои высказывания сегодня вечером с верой, радостью и волнением.

С этого дня новая песня может быть услышанной.

Пусть эта новая песня будет звуком смеющихся детей.

Пусть эта новая песня будет звуком играющих детей.

Пусть эта новая песня будет звуком поющих детей.

И пусть эта новая песня будет звуком слушающих родителей.

Все вместе давайте сотворим симфонию сердец, изумляясь чуду наших детей и наслаждаясь красотой любви.

Давайте исцелим этот мир и разрушим его боль.

И все вместе мы можем создавать прекрасную музыку.

Благослови вас Бог, я люблю вас.

Разделы

Разработано LiveJournal.com