?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Статья впервые вышла 8 февраля 2012 года

Его сегодняшнее влияние доказывает, что он является одним из величайших творцов всех времен, но искусство Джексона, как и искусство многих чернокожих артистов, по прежнему не получает должного уважения, которого на самом деле заслуживает.

Спустя более чем два с половиной года после его безвременной кончины, Майкл Джексон продолжает развлекать публику. Толпы людей приходят посмотреть шоу Cirque du Soleil "Michael Jackson Immortal World Tour", которое в настоящее время проходит по Северной Америке, в то время как недавний "More On Glee MJ Tribute Episode" заработал 16-процентный прирост в рейтингах и самые высокие продажи музыки в этом сезоне. Даже выступление Мадонны на "Super Bowl" является тенденцией, начало которой положил Джексон.

Но есть еще одна очень важная часть наследия Майкла Джексона, которая заслуживает внимания: его роль первопроходца, как афро-американского исполнителя, работающего в той сфере, где артисты по-прежнему страдают от разделения по расовому признаку и различных стереотипов.

Джексон никогда не сомневался по поводу своих стремлений. Он хотел быть лучшим. Когда его очень успешный альбом "Off the Wall" (который стал в 1981 году самым продаваемым альбомом среди чернокожих исполнителей за всю историю) был проигнорирован на "Grammy Awards", это только подстегнуло решимость Джексона на создание чего-то ещё более лучшего. Его следующий альбом "Thriller" стал самым продаваемым альбомом среди всех исполнителей за всю историю музыкальной индустрии. Он также выиграл рекордные семь премий "Grammy" и сломал цветной барьер на радио и телевидении, а также заставил пересмотреть перспективу популярной музыки в глобальном масштабе.

Однако среди критиков (преимущественно белых), скептицизм и недоверие только возростало."Его не скоро простят за то, что он покорил так много проигрывателей"- предсказал James Baldwin в 1985 году - "потому что он так чертовски уверен, что попадет медным кольцом в цель, что человек, который сорвал банк в Монте-Карло не может ничего противопоставить Майклу".

Слова Baldwin оказались пророческими. В дополнение к потоку насмешек относительно его интеллекта, расы, сексуальной ориентации, внешнего вида, поведения, даже его успех и амбиции использовались критиками в качестве доказательств того, что он испытывал недостаток артистической зрелости. Их отзывы часто описывали его работу как "расчетливость", "хитрость" и "поверхностность". Такие рок-критики как Dave Marsh и Greil Marcus отвергали Джексона, как первое крупное явление в популярной музыке, они утверждали, что его влияние является более коммерческим, нежели культурным. Elvis Presley, Beatles и Bruce Springsteen бросали вызов и меняли общество, утверждали они. А Джексон просто продаёт записи и развлекает.


Не стоит прилагать много усилий, чтобы услышать расовый подтекст в этом утверждении. Исторически так сложилось и принято считать, что черным артистам (их стилям и направлениям) как-то не хватает содержательности, глубины и смысла. Эта убеждение старо, как и сама Америка. Сначала эта критика носила религиозный характер (из-за того, что чёрные не традиционно пели церковные псалмы), затем распространилась на джаз в 20-х и 30-х годах, затем критике подверглись R&B в 50-е и 60-е, фанк и диско в 70-х, хип-хоп в 80-е и 90-е годы (и так продолжается до сих пор). Критики не только были не в состоянии первоначально признать законность этих новых музыкальных стилей и форм, они также имели тенденцию игнорировать или уменьшать достижения афроамериканских мужчин и женщин, которые впервые использовали их. Для белых критиков Королём джаза был не Louis Armstrong, для них это был Paul Whiteman, Королём свинга был не Duke Ellington, а Benny Goodman, Королём рок-музыки были не Chuck Berry или Little Richard, для них это был Elvis Presley.

Учитывая всю эту историю с белой коронацией, стоит задуматься, почему СМИ увидели такую большую проблему в том, что Майкла Джексона начали называть Королём поп-музыки. Безусловно, его достижения заслуживают такого названия. Тем не менее, вплоть до его смерти в 2009 году, многие журналисты говорили о нём как о "самопровозглашенном Короле поп-музыки". Дошло до того, что в 2003 году журнал "Rolling Stone" зашел настолько далеко, что передал право называться Королём поп-музыки Джастину Тимберлейку.

Джексон хорошо знал о подобного рода дискриминации и настаивал на появлении своего фото на обложке их журнала. В 1979 году "Rolling Stone" заявили, что они не считают, что у Джексона достаточно заслуг, чтобы появиться на обложке. "Мне сказали много раз, что когда на обложке появляются чёрные люди, тираж не распродаётся." - раздраженно сказал Джексон одному из своих доверенных лиц. - "Подождите. Когда-нибудь эти журналы будут умолять меня об интервью."

Джексон, конечно, оказался прав (редактор "Rolling Stone" Jann Wenner в 1984 году отправил ему примирительное письмо, признавая собственную оплошность). И в течении 80-х годов образ Джексона стал встречаться повсеместно. Тем не менее, первоначальное беспокойство Джексона является вполне обоснованным.

Число его появлений на обложке "Rolling Stone" в США, гораздо меньше, чем у белых исполнителей:

Джон Леннон: появился на обложке 30 раз;
Мик Джаггер: 29 раз;
Пол Маккартни: 26 раз;
Боб Дилан: 22 раза;
Боно: 22;
Брюс Спрингстин: 22;
Мадонна: 20;
Бритни Спирс: 13;
Майкл Джексон: 8 раз (из которых две обложки вышли уже после его смерти).

Неужели получается так, что Майкл Джексон, возможно самый влиятельный артист 20-го века, не заслуживает и половины того признания, что имеют Bono, Bruce Springsteen и Madonna?

Конечно, такое пренебрежительное отношение не ограничивалось только лишь обложками журналов. Оно простиралось во все сферы печатных СМИ. В своей речи в Гарлеме в 2002 году, Джексон заявил не только о дискриминации в отношении себя, но и то, что он является одним из числа афро-американских артистов, борящихся за уважение: "Все жанры популярной музыки: от джаза до хип-хопа, от бибопа до соула являются изобретением чёрных. Вы говорите о разных танцах, от кэйкволк до джиттербаг, чарльстона, брейк-данса - это всё разновидности чёрного танца... Какой была бы наша жизнь без песни, радости, смеха и музыки? Эти вещи очень важны! Но если вы пойдете в любой книжный магазин за углом, вы не увидите ни одного из чернокожих на обложке! Вы увидите Элвиса Пресли. Вы увидите "Rolling Stones". Но где же настоящие первооткрыватели, которые начали все это?"


Он был абсолютно прав, что число появлений чёрных в печати абсолютно непропорционально с белыми. Книги об одном только Элвисе Пресли превосходят численностью все упоминания в журналах о Chuck Berry, Aretha Franklin, James Brown, Ray Charles, Marvin Gaye, Stevie Wonder и Майкле Джексоне вместе взятых.


Конечно, такое слабое освещение касалось не только его успехов и достижений. Намеренные искажения фактов, зачастую, были более тонкими и весьма завуалированными. СМИ не называло его иначе как "Wacko Jacko". Они говорили только о его богатстве и славе, о его эксентричности и сексуальной ориентации, о его излишней скромности и внешности, презрительно относились к его искреннему поведению, и выражали сомнения по поводу значимости его влияния на музыку.

Но суть заключается в следующем: так или иначе, посреди всего этого цирка, что его окружал, Джексон сумел оставить позади один из самых впечатляющих и выдающихся каталогов в музыкальной индустрии. Он буквально жил музыкой и является её современным олицетворением. Она заряжалась от него словно от электрического тока. Он добивался этого посредством своего голоса, своего тела, своего танца, клипов, своих речей и призывов, спецэффектов и выступлений. Его работа была невероятно мультимедийной.

Вот почему среди критиков образовалась тенденция осуждать его работу, так отличающуюся от стандартов белой, европейско-американской музыки. Джексон никогда не вписывался ни под какие общепринятые стандарты. Он уходит своими корнями глубоко в афро-американские традиции, которые имеют решающее значение для понимания его работы. Но отличительной чертой его творчества является слияние различных стилей и жанров, а так же способность создавать нечто совершенно новое.

Если критики будут просто держать тексты Джексона на листе бумаги, то они, вероятно, предрекут его наследию скорый конец. Я не хочу сказать, что тексты Майкла Джексона не являются значительными (только лишь в альбоме "History" он борется с проблемами расизма, коррупции, искажения фактов средствами массовой информации, проблемами разрушения окружающей среды, плохого или пренебрежительного отношения друг к другу). Но его величие и сила находится в способности усиливать значение своих слов посредством вокала, движениями своего тела, зрелищностью и звуком.

Прислушайтесь, к примеру, к его безсловесным голосовым эффектам - крикам, восклицаниям, бормотанию, вздохам, через которые Джексон общается без применения слов. Прислушайтесь к его бит-боксингу и как он растягивает или акцентирует голосом слова, как он делает переход от хриплого до ровного высокого голоса.

Прислушайтесь к его виртуозным ритмам и музыкальному созвучию, синкопам и басовым партиям, наслоениям музыки и необычным тональностям звука. Это выходит за пределы обычной классики и воплощено в таких песнях как "Stranger in Moscow," "I Can't Help It ," "Liberian Girl ," "Who Is It," и "In the Back." Обратите внимание на разнообразие сюжета в песнях, на диапазон чувств, на поразительное изобилие и синтез стилей. Только лишь в одном альбоме "Dangerous" Джексон делает переходы от New Jack Swing до классики, от хип-хопа до госпела, от R&B до Industrial, от фанка до рока. Это была музыка без границ и барьеров, и она получила резонанс по всему миру.

Однако, только после своей смерти в 2009 году, Джексон начал вызывать гораздо больше уважения и признательности со стороны интеллигенции. Это одна из странных привычек человечества - по достоинству оценивать гения, как только он уходит. Тем не менее, несмотря на вновь возродившийся интерес, некоторая дискриминация и несоответствия в СМИ по прежнему остаются.

Целью Майкла Джексона было доказать, что чернокожий артист может делать все, что и белый артист и даже больше. Он хотел выйти за рамки всех границ, заслужить полное признание, побить все рекорды и стать бессмертным артистом.

"Поэтому, чтобы избежать смерти", - говорил он - "Я вкладываю душу в свою работу."

Смыслом его стремлений были не деньги и слава, а желание заслужить уважение.

Как он смело заявил в своём хите 1991-го года "Black or Whitе":

"Я должен был сказать им, что никому не уступлю первенства."


Перевод взят отсюда

Разделы

Разработано LiveJournal.com