?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Источник

АГ: Ты бываешь во многих странах по всему миру. Можешь поделиться своими впечатлениями о Бразилии во время съёмок клипа They don’t care about us?

МД: Я люблю бразильцев. Они мне нравятся так же сильно, как жители Индии и Африки. В Бразилии очень много бедности и нищеты, и я помню, как приехав туда впервые, оставил там своё сердце… (знаешь, кусочки моего сердца разбросаны во многих странах по всему миру)… а для этих людей в моём сердце много места. Ты когда-нибудь бывал в Бразилии?

АГ: Нет, никогда, но надеюсь однажды побывать там на Карнавале.

МД: Бразилия – потрясающая страна. Люди там очень милые и они были так счастливы видеть меня. Знаешь, они были очень скованы из-за волнения, а я был счастлив находиться среди них. Я хотел бы сделать для них больше – я чувствую себя очень плохо от того, что делаю недостаточно. Честно.

АГ: Почему ты выбрал именно Спайка Ли в режиссёры этого видео?

МД: В They don’t care about us есть острота, и Спайк Ли лучше всех подошёл для этого. Это общественно-значимая песня, а это как раз то, чем он занимается. Эта песня – своего рода протест. Однако это не нацистская песня, а как раз наоборот – анти-нацистская…. я подумал, что Спайк Ли идеально подойдёт.


АГ: Ты написал песню под названием «Деньги». Ты являешься миллионером практически с самого детства, насколько важны деньги для тебя самого?

МД: Думаю, наличие денег позволяет получать какие-то материальные вещи… исполнять некоторые мечты, для осуществления которых необходим финансовый тыл… Тем не менее я считаю, что всё начинается с мыслей, так, как будто ты сажаешь семя в землю, которое затем само произрастает. Всё начинается именно с этого. На самом деле я никогда не думал о деньгах, с тех пор как был маленьким. Я всегда чувствовал, что просто вынужден заниматься тем, чем я занимался.

АГ: Ты не находишь тяжёлым для себя реально сочувствовать нуждам других людей и сопереживать их боли и страданиям, когда у тебя кажется есть всё, чего бы ты мог пожелать?

МД: Нет, совсем нет. Когда я путешествую по миру, меня трогает и волнует всё, что происходит вокруг, особенно, если что-то плохое происходит с детьми. В таких случаях я чувствую себя эмоционально очень плохо, прохожу через великую боль, когда вижу подобные вещи. Я не могу притворяться, будто я не вижу этого. Такие вещи очень сильно влияют на меня. Именно поэтому в моих концертах есть такие моменты, когда я вынужден остановиться и сделать перерыв… Во время этих маленьких перерывов ко мне приходит одна мысль – мысль о тяжёлом положении детей. Эта мысль приходит ко мне во время каждого шоу. И это всегда происходит во время исполнения “I’ll be There” – не знаю, почему именно в этом месте... Такие мысли просто приходят ко мне и мне приходится прилагать большие усилия, чтобы вновь сконцентрироваться на концерте.

АГ: Какая твоя любимая песня в альбоме HIStory и почему именно она?

МД: Мои любимые песни: Earth Song, Childhood и You Are Not Alone. Они мне нравятся за то, что в них есть эмоциональность, определённые послания и ощущение бессмертия. В них есть некая глубина в текстах, наряду с простотой мелодии, так что весь мир может петь эти песни. Моей целью в данных песнях было соединение этих качеств, и думаю, что я приблизился к своей цели достаточно близко. Где бы мы ни были во время тура, люди просто влюблялись в эти песни, а мне нравится, что мне удалось сделать то, что я хотел.

АГ: Мог бы ты сказать, что в альбоме HIStory есть какая-то параллельная, сопутствующая тематика?

МД: Он о людях, которые следят за своей жизнью и используют каждую секунду своего существования, чтобы что-то сделать внутри себя и в своей жизни; создают наследие, чтобы когда-нибудь оглянуться назад и почувствовать удовлетворение от того, что сделали. Я всегда хотел этого. Поэтому я очень много работаю.

АГ: Как возникло сотрудничество с Р.Келли в песне You Are Not Alone?

МД: Келли прислал мне плёнку с песней, и мне понравилось то, что я услышал. Песня не имела гармонизации, и в ней не было модуляций (переход из одной тональности в другую – прим. mjspace). Я сказал ему, что он написал великолепную песню, а затем спросил, не возражает ли он, если я вмешаюсь и внесу в эту песню то, что, как мне казалось, ей было необходимо. Он сказал: «Конечно». Я немного изменил песню, а также спродюссировал её. Я вставил в окончании песни припев, а также привнёс большую модуляцию. Так у песни появилась кульминация и ощущение структуры.

АГ: Почему ты включил свой кавер на песню Битлз Come Together в альбом HIStory?

МД: Я возвращался домой из церкви, а один из моих инженеров дурачился с этой песней рядом со мной – я его об этом не просил. Однако в тот раз, когда я её услышал, я сказал «Увау! Это же моя любимая песня Битлз!» Таким образом я увлёкся и стал петь её. Мы сохранили в песне фанковое звучание (впервые песня появилась в фильме Moonwalker в 1988 году – прим. mjspace). Тогда это было просто спонтанно, но я знал, что хочу сделать что-то подобное.

АГ: Ты побил много рекордов во время своего очень успешного тура HIStory. Насколько трудно мотивировать себя для каждого шоу после более чем 30-ти летней карьеры в шоу-бизнесе?

МД: Обычно я собираюсь на шоу с чувством, что в действительности я не хочу этого делать из-за постоянной усталости. Но когда я оказываюсь там, я ощущаю дух аудитории ещё до того, как окажусь на самой сцене. А потом наступает волшебство – не важно, как ты себя чувствуешь, даже смертельно больным и совершенно измотанным – вдруг ты выходишь туда и делаешь это. Энергия появляется ниоткуда, как будто боги благословляют тебя.

АГ: Какое персональное удовлетворение ты надеялся получить от этого тура?

МД: Увидеть все расы вместе – я это очень люблю. Людей всех оттенков кожи в аудитории, которые относятся друг к другу с любовью, ладят между собой и наслаждаются уникальной стихией – музыкой.

АГ: Мог бы ты сказать, что твоя музыка сейчас написана с другой точки зрения, если сравнивать её с твоими ранними работами в стиле Диско.

МД: Я никогда не разделяю музыку на категории и жанры, поэтому со мной никогда не бывает такого, когда я сажусь и говорю себе: «Сейчас я напишу песню в стиле диско, или поп, или рок…» Я всего лишь пытаюсь написать что-то, что согласуется с моими эмоциями, которые я переживаю в настоящий момент. Я просто пытаюсь поймать момент, каково бы ни было это чувство или эмоция. Так я создаю песни и я чувствую себя практически виноватым за то, что ставлю своё имя, как автора под песнями, которые я написал, потому что они из другого источника. Я всего лишь проводник, через который они пришли. Я действительно верю в это. Они сверху. Они выбрали меня, а не я их.

АГ: Blood On The Dance Floor – очень острое название для песни. Она о СПИДе?

МД: Нет, абсолютно не об этом. На самом деле это не я придумал это название, а мой инженер – Тедди Райли подсказал мне, и я подумал, что это звучит круто. Таким образом, я написал песню «вокруг», на основании этой строчки. А потом я совершил одну ошибку, и я извинился, но этого почему-то не показали по телевидению. Когда я был в Англии (иногда я прячусь в Англии) и Элтон Джон позволил мне воспользоваться его домом там (в 1993 году). Он был так добр, и я размышлял о том, что никогда по-настоящему так и не отблагодарил его. Поэтому я решил посвятить ему песню, и этой песней оказалась Blood On The Dance Floor… Но когда песня уже вышла, я спросил сам себя: «Почему я посвятил ему именно эту песню изо всех? Ведь это могла бы быть You Are Not Alone, например…» Поэтому я всё время думаю о том, что хочу перед ним извиниться за это… Для него естественно – быть добрым. Он чудесный человек.

АГ: Ты чувствуешь свою связь с поздней принцессой Дианой, позволив своим песням в альбоме HIStory говорить о пережитых мучениях и травле от других?

МД: Да, чувствую и очень сильную связь. Думаю, что я понимаю её. У нас с ней были очень интимные и личные разговоры о подобных вещах. Её смерть я считаю трагедией, невосполнимой утратой. Я чувствую, что люди, такие как я и другие артисты, должны продолжать её миссию, и – я считаю, что у меня есть это понимание – это именно то, что я делаю и то, что хочу делать. Я считаю, что она была сокровищем.

АГ: Как ты считаешь, песня Tabloid Junkie акцентирует внимание на тех трагических обстоятельствах, в связи с которыми умерла принцесса Диана?

МД: О, да. Таблоиды – это квинтэссенция всякой дряни и мусора. Думаю, что должен найтись какой-то способ, чтобы их уничтожить. Нужно собрать их со всех уголков мира на огромном стадионе и устроить один огромный костёр – уничтожить их все и сразу. Помнишь, как они поступили однажды с записями в стиле Диско? Они их подожгли, чтобы показать людям, что от Диско нужно держаться подальше. Такое навязывание определённого мнения – отвратительная вещь. Они охотятся за тобой, это ужасно. Таблоиды пишут такие омерзительные гадости – они никогда не задумываются над тем, как чувствует себя человек, о котором они всё это пишут.

АГ: Когда и как появилась идея о создании фильма Ghosts?

МД: Всё началось с «Семейки Адамсов» - нужно было написать заглавную песню к этому фильму, а я не хотел этого делать. Совершенно случайно мы вышли из этого проекта. В конце концов, я решил снять короткометражный фильм. Я люблю кино. Я люблю короткометражки и полнометражные фильмы, и именно поэтому следующей моей миссией будет производство фильмов. Я хочу, чтобы следующим этапом моей жизни были фильмы и запись музыки. У меня просто нет другого выбора. Я буду создавать фильмы и записывать музыку… и ещё – режиссирование. Я собираюсь самостоятельно и полностью режиссировать фильмы, потому что мне это очень нравится.

АГ: В каких жанрах кинематографа ты себя видишь?

МД: Во всех. Не только в музыкальных фильмах, но и в драме, и в патетическом кино – я люблю всё это.

АГ: Какие люди и события в мировой истории сыграли важную роль в твоей жизни и почему?

МД: Я мог бы назвать Джонна Ф. Кеннеди из-за того влияния, которое он оказывал на моё поколение, когда я был маленьким. Думаю, что он величайший американский президент. Я видел по телевизору некоторые движения за социальные права; но я сам никогда не принимал в них участия, но это всё равно оказывало влияние на всех.

АГ: На протяжении всей своей карьеры ты постоянно возводишь художественную форму своих концертов на новый уровень. Какими ты видишь свои концерты в будущем?

МД: Я не хочу и не собираюсь больше устраивать живых выступлений (мировых туров). Не думаю, что буду это делать. Я собираюсь посвятить остаток своей жизни записи музыки и кинематографу. Возможно, я буду устраивать некоторые единичные шоу то там, то здесь… знаешь, я же занимался этим с пяти лет; не знаю, буду ли я этим ещё заниматься, но я это очень люблю….Следующие сто лет я собираюсь заниматься творчеством – и это будет работа с кинематографом.

АГ: Каким образом ты бы хотел, чтобы история представляла Майкла Джексона?

МД: Думаю, как одного из тех, кому были даны способности и талант, чтобы делать то, что делаю я для того, чтобы повысить осведомленность о мире и любви, и о бедственном положении детей в мире до общемирового уровня. Это выражено в моих песнях, танцах и фильмах – думаю, что это моя миссия, и я счастлив быть избранным.

Перевод - mjspace

Разделы

Разработано LiveJournal.com