?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

© перевод всех использованных в работе материалов - Air-space
цитирование и любое другое использование материалов из этой работы разрешается только со ссылкой на блог автора.

 Начало здесь

 

Что меня зацепило в первую очередь в предыдущей цитате? Здесь, как и во всём интервью)  вполне четко и ясно проявляется забота Лисы о своём образе перед общественностью - иначе говоря Лису очень сильно заботит, что и как о ней думают окружающие люди.

 

Второе: она здесь впервые выдаёт свою коронную мысль, которая сопровождала и сопровождает до сих пор (с учетом интервью 2010 года) все её рассказы и воспоминания о Майкле Джексоне. Она постоянно повторяет своё мнение о том, что Майкл был манипулятором. И это ЕЁ представление о Майкле Джексоне подхватили многие...

 

Третье, то, что выделено красным, это фактически уже выдумки Лисы (или попросту говоря - её враньё). Причем, это враньё можно опровергнуть даже не прибегая к свидетельствам других людей. В 1992 году у Лисы Марии Пресли не было выпущено НИ ОДНОЙ записи - она была замужем и воспитывала детей. Откуда, скажите пожалуйста, Майклу Джексону было догадаться (даже допустив то, что он был заинтересован в знакомстве с ней), что у неё вообще есть какие-то демо???  если только не от самой Лисы или её знакомых... И зачем Майклу Джексону искать такое странное знакомство с замужней женщиной с детьми? Мне всегда казалось, что Майкл Джексон, как супер-профессионал в своём деле,  гораздо более СЕРЬЁЗНО относится к музыке...

 

Странно? Но не для Лисы Марии и не для журнала Rolling Stone, которые публикуют подобные женские фантазии на полном серьёзе. А вот знакомые, в том числе человек, в доме которого они познакомились, рассказывают о начале этих отношений немного иначе:

 


Выдержки из книги "Ребёнок-Невеста, автор Сьюзан Финстад (свидетельства очевидцев начала отношений Майкл Джексон - Лиса Мария Пресли)

Источник

Вспоминает Брэд Ливингстон (на фото справа от Майкла): У неё был талант, так же, как и красота, и имя, так что я подумал: "Вау! Предел – только небо! Какой имидж!" Я знал Майкла в течение шести лет или более того, и я подумал, что, может быть, смогу представить Лису Майклу Джексону. Я думал: "Эй, человек, который нам нужен – это Майкл Джексон, потому что он – артист; вместо того, чтобы иметь дело с бизнесменами, которые могли бы только установить её категорию и прокладывать путь наверх."  Брэд знал, что у Майкла был новый звукозаписывающий лейбл и он искал захватывающий, неоткрытый талант. А кто лучше Лисы Марии Пресли? "Я ни с кем это не обсуждал", - говорил Брэд, - "Я просто обдумывал это и продолжал свой бизнес, и думал, что однажды в будущем Лиса могла бы захотеть разговора с Майклом. Из того, что я мог видеть, я могу утверждать, что Лиса была разочарована в Джерри, как в представителе, потому что ей не понравилось то, что глава Sony в Нью-Йорке сказал ей, с чего она должна начать, и что она должна делать; и сказал ей то, что она должна ползти перед тем, как пойдёт". Лиса хотела появиться, как полноценная звезда, и Майкл Джексон, по убеждению Брэда, мог помочь ей в этом…

[…]

Следующим шагом Брэда было то, что он позвонил Майклу Джексону. "Я сказал: 'Майкл, что бы ты сказал, если бы я нашёл для тебя талант, который потенциально может быть номером один в мире звукозаписи – красивую девушку, с великолепным голосом, а также с репутацией которая бы осуществила мечты публики?' И он ответил: 'Что? Осуществила бы мечты? Кого ты имеешь в виду?' Я говорю: 'Лиса Пресли?' и он сказал: 'Что? Она не умеет петь!', а я говорю: 'Она умеет!' А потом я спросил: 'Ты когда-нибудь встречался с Лисой?' и он ответил 'Нет'…

[…]

Когда Брэд рассказал Лисе о своём разговоре с Майклом, она была оскорблена тем, что должна послать ему запись. Она сказала Брэту: "Забудь об этом, я сама проиграю ему свою запись". Лиса звонила Брэду постоянно после этого, настаивая на своей встрече с Майклом…

[…]

Лиса по мнению Брэда была той, кто хотел этих отношений. "Я думаю, что это была страсть женщины, которая влюбилась. А Майкл даже не был в ней заинтересован. Но он джентльмен, он также мог вести себя так потому что не желал её развода с Дэнни. А она преследовала его. Друг семьи Боб Уолл, который услышал о свадьбе после свершившегося факта, подтвердил это.


 

Больше я не буду останавливаться на словах Лисы о том, кто за кем бегал ухаживал и кто в ком был заинтересован. Факт в том, что Майкл-то, когда читал всё это, ЗНАЛ, как оно было на самом деле. Однако не думаю, что его возмутили именно ЭТИ слова его бывшей супруги. В конце концов, желание женщины сохранить лицо понять можно...

 

Ещё есть в этой цитате самое первое, как вишенка на торт, заявление Лисы Марии о том, что "всё, что она получила от этого брака было бурей дерьма"... Взаимную любовь, серьёзное и трепетное отношение к ней Майкла (это видно даже из тех фотографий) и несколько месяцев вполне счастливой жизни - Лиса Мария Пресли перечеркнула огромным жирным крестом и назвала "бурей дерьма"... No comments... А ведь это только присказка, сказка будет впереди...

 


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

 

... А затем появились обвинения в развращении малолетних, и мир Майкла Джексона был взорван. "Когда всё это дерьмо стало распространяться", - вспоминает Пресли, - "он позвонил мне и рассказал свою версию истории, и это выглядело как вымогательство. Я поверила ему, потому что он был таким убедительным". Она сильно хмурится. "Я не знаю… Я, по некоторым причинам, просто верила всему, что он говорил. Это очень странно, потому что очень немногим людям он позволяет увидеть себя тем, кем он на самом деле является – есть, возможно, только 5-6 человек, за исключением детей, кто видел его настоящим. Но когда вы видите…" Она улыбается. "Он не попал бы туда, где он сейчас находится, если бы он не был идиотом. Вы видите реального человека, который полностью противоположен тому, каким он себя преподносит публике". Джексон был атакован и это вызвало защиту Пресли. "Я попала во всё это 'я тебя спасу, милый'", - говорит она, - "Я думала, что все те вещи, которые он делал – филантропия, забота о детях и всё такое – было удивительно, и, может быть, мы вместе могли бы спасти мир". Она делает паузу. "О-кей. Привет. Я была в иллюзиях. У меня в голове была романтическая идея о том, как я спасу его, и мы спасем мир".

Тогда она была ещё замужем, и они ещё не встречались, как парень и девушка. "Он часто мне звонил", - рассказывает она, - "очень мне доверялся. И это могло быть очень манипулятивным – я не знаю. Я проводила с ним всё больше времени, и я сделала ошибку, сказав, что я не была счастлива в браке – после этого начались ухаживания. И я развелась, возможно, быстрее, чем я бы это сделала в другом случае, и это, возможно, было одной из наибольших ошибок всей моей жизни".

"Когда ты говоришь "ухаживания", ты имеешь в виду ухаживания мужчины за женщиной?"

"Да. Цветы. Звонки. Конфеты. Называйте это… всё закрутилось".

"Думаю, что люди до сих пор достаточно недоверчивы относительно идеи, что у тебя с ним были нормальные брачные отношения".

"Верно".

"Но я предполагаю, что это было так".

"Это было так. Как я и сказала, я попала в это – 'всё это было только шоу'. Это был мой первый опыт, когда меня обвиняли в подобном - меня это шокировало".

"Но, чтобы прояснить всё до конца, справедливым будет сказать, что за закрытыми дверями вы делали всё то же самое, что делают все женатые люди: целовались, спали в месте, занимались сексом?"

"Да. Это было частью какое-то время. А потом всё начало превращаться в Def Con 2 (шкала боевой готовности вооружённых сил США; уровень 2 был объявлен только один раз – во время Карибского кризиса – прим. Air-space). В конце это стало просто уродливым".

"Перед этим, когда всё было хорошо, ты понимала, что это было то, чего он хотел?"

Пауза. "Я больше не знаю, чего он хочет. Я знаю, что сейчас в ретроспективе это для него выглядит чем-то очень временным. Выходил альбом, происходило какое-то ещё дерьмо, и я была слишком затянута…" – она останавливается и перефразирует мысль, - "Я могу говорить о своих намерениях, я не могу сказать вам какие намерения были у него".


 

Разве, Лиса? Разве ты не знала, ЧЕГО хотел Майкл? Ты же сама себе противоречишь, ведь 3 апреля 2003 года в интервью с Дайан Сойер происходившем по сути в то же время, ты сказала дословно следующее:

 

Дайана Сойер: Он сопротивлялся тому, что ты хотела развестись?
Лиса Мария Пресли: Нет он… Я думаю, что он хотел… понимаете, у него уже была кое-кто беременная, верно? Он хотел иметь ребёнка. Вот что он хотел. Он хотел этого слишком быстро.

 

Ты, Лиса, прекрасно понимала и, главное, ПОМНИЛА и помнишь то, чего хотел Майкл - ты писала ему об этом в своих письмах. Зачем же ты это делаешь? Дальше Лиса продолжает развивать образ Майкла Джексона, как манипулятора, который её использовал "в своих целях".

 

А затем у Лисы Марии Пресли наступает апогей подлости, который я просто ничем не могу объяснить... Разве что тщеславием? И уязвлённым самолюбием... ОБЪЯСНИТЬ, но НЕ ОПРАВДАТЬ...

 


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

 

Новость об их союзе появилась не сразу – новость о заключении брака в Доминиканской Республике в мае 1994 года сначала была опровергнута, а потом подтверждена. Их первое сюрреалистичное появление на публике открывало церемонию награждения музыкальных видео канала MTV, во время которого, стоя в центре сцены, Джексон поцеловал её полноценно в губы.

"Между прочим, это была не моя идея," – говорит она, - "Я боялась. Это была идея его менеджеров. Я думала, что это глупо. Внезапно я стала частью PR-машины".

"Это выглядело вульгарным трюком, устроенным для того, чтобы доказать – начать доказывать – что он был искренним".

"Да, но я повторю, тогда я не смотрела на это так. Понимаете, если бы я смотрела на это так, то этого никогда бы не случилось".

Ещё более странным и удивительным было интервью пары с Дайан Сойер в 1995 году, в котором Пресли стойко защищала своего мужа, подлинность их отношений, а также его личность.

"Сейчас я не знаю, кем я была тогда", - говорит она – "Я на самом деле всё это чувствовала, защищая его как львица – я хотела защищать его. Адски наивная. Я никогда не задумывалась даже на мгновение о том, что такой, как он может на самом деле просто использовать меня для каких-то своих целей, типа этой. Такое никогда не приходило мне в голову, и я не знаю почему – уверена, что я превзошла всех".

 

"Люди до сих пор смущены любовью Майкла Джексона к определённого рода отношениям с маленькими детьми – полностью ли это невинно или нет. И ты очень сильно защищала его в интервью с Дайан Сойер, рассказывая о том, как ты видела его с детьми и как это было полностью невинным. Это то, что ты думаешь по прошествии времени?"

 

"Единственное, что я могу сказать, так это то, что я не видела ничего, что могло бы хотя бы намекать на это. Иначе я была бы первой в том, чтобы сказать ему: "Ах, ты, мудила!" У меня дети. Но я никогда не видела ничего подобного. Когда я говорила об этом, я имела в виду именно то, что говорила, потому что я никогда не видела ничего странного или ненормального в этом роде. И я заметила, что он имеет удивительную связь с детьми, независимо от того, был ли это младенец, или двухлетняя девочка или четырёхлетний мальчик – дети действительно отвечали ему".

 

"Оглядываясь назад, ты когда-нибудь беспокоилась, или хотя бы думала о том, 'а что, если то, в чем его обвиняли - правда'?"

 

"Беспокоилась ли я? Конечно, мать вашу, я беспокоилась! Да. Я беспокоилась. Но я могла опираться только на то, что он говорил мне. В той комнате было только двое – он и этот ребёнок, так как мне было, черт возьми, узнать? Я могу только исходить из того, что он говорил мне".

 

"А что ты думаешь теперь?"

 

Она прикусывает губу. "Я не знаю. Я до сих пор не знаю. Меня там не было. Я никогда не видела ничего такого, что могло бы хотя бы косвенно намекать на это. Но там есть ещё одна сторона. Это сторона отца того мальчика. Зачем тогда отец взял эти грёбанные деньги? Если бы моего ребёнка развратили, я бы, мать вашу, взяла бы того парня за яйца и повесила бы его за эти яйца на дереве и оставила бы его там умирать. Никто бы и никогда не смог купить меня, если бы моего ребёнка развратили. Мне всё равно, если бы я не получила ни единого пенни – я бы протащила бы его за задницу перед всеми".

 

Она говорит, подводя итог; "Я понимаю, что это влияет на то, как люди воспринимают меня. Это нормально, я понимаю почему. Но я влюбилась в него. Я не могу сказать о том, какими были его намерения, но я могу сказать вам о том, какие были намерения у меня. Я абсолютно влюбилась в него и попала во всё то, чем я сейчас не могу гордиться".

 

"Ты исключаешь возможность того, что он любил тебя?"

 

"Настолько сильно, насколько он мог, вероятно. Я не знаю, насколько сильно он может любить, на самом деле. Думаю, что он любил меня так сильно, как он вообще может кого-то любить. Это было так, как будто находишься рядом с тем, чей ум постоянно в работе. Это было пугающе – рядом с тобой кто-то, кто постоянно работает, рассчитывает, рассчитывает, манипулирует – и он пугал меня этим".


 

Итак, Лиса говорит про "комнату"... и говорит о том, что она не может знать наверняка... Если вернуться к тому самому интервью с Дайан Сойер, то Лиса там говорит о полицейских фотографиях Майкла, которые не совпали с описаниями мальчика. Подробнее об этом написано здесь.

 

Как же ты, Лиса, "не можешь знать наверняка"? Ты же была с ним в течение всего процесса. Более того, ТЫ ЗНАЕШЬ о том, что полицейские фотографии не совпали с описаниями ребёнка (о чем ты и говоришь в интервью с Дайан Сойер). ТЫ ЗНАЕШЬ о том, что прокуроры закрыли уголовное расследование (и не стали открывать уголовное дело) потому, что не нашли НИКАКИХ улик, подтверждающих клевету.

 

ТЫ ЗНАЕШЬ, что урегулирован был ГРАЖДАНСКИЙ ИСК (при том, что Майкл Джексон НИКАК не мог "урегулировать" уголовное дело, которое шло параллельно), причем урегулирован он был не из кармана Майкла, а из кармана его страховой компании, суммой, вполовину меньшей, чем требовали вымогатели, которые согласились на это только потому, что их дело уже пахло керосином, а папа вполне мог угодить в тюрьму за вымогательство.

 

ТЫ ЗНАЕШЬ, что Майкл пошёл на урегулирование только ради того, чтобы избежать ПУБЛИЧНОЙ ДЕМОНСТРАЦИИ этого гражданского суда по ЦЕНТРАЛЬНОМУ ТЕЛЕВИДЕНИЮ. Суда, в котором фотографии его гениталий были основным доказательством его невиновности.

 

Зачем же ты говоришь людям про "комнату" и поселяешь в людей сомнения в то время, когда ты ЗНАЕШЬ НАВЕРНЯКА, даже как жена, что Майкл был АБСОЛЮТНО НЕВИНОВЕН и просто не мог совершить подобного, потому что у него другие предпочтения в сексе (как у всех НОРМАЛЬНЫХ, подчеркну, людей). Не ты ли делилась с подругами своими откровениями о том, какой Майкл Джексон страстный любовник, даже с описанием его любимых поз? - а потом всё это попало в прессу... 

 

И что самое интересное, Лиса Мария Пресли продолжала говорить про "комнату", в которой она "не может знать, что было", ДАЖЕ после смерти Майкла - в своём интервью Опре в 2010 году. Что это, если не предательство и самая обыкновенная человеческая подлость?

 


Лиса Мария Пресли, интервью журналу Rolling Stone– 17 апреля 2003 года

 

Лиса Мария постепенно двигалась к тому, чтобы делать собственные записи. У неё была звукозаписывающая студия в каждом доме, в котором она жила, будучи взрослой. Когда ей было 18, она сделала в этом свои первые шаги. До этого она бывало пела в машине, но это было в общем-то и всё. Она нервничала из-за всего, из-за чего можно было нервничать. "Сравнение", - говорит она, - "Это".

 

Но примерно к 21 году (1989 год - прим. Air-space) она начала сочинять песни, первая Giveme Strength была о страхе смерти, который у неё появился тогда, когда она стала матерью. Тогда её музыка была тёмной, R&B старой школы. Она была уже на пороге контракта с Sony, когда забеременела во второй раз: "Я была в бешенстве", - вспоминает она, - "Я не была готова к этому". Итак, она отложила музыку в сторону.

 

Два события вернули её обратно к микрофону. Первое, которое она упоминает, как факт, это "двадцатая годовщина со дня смерти моего отца" в 1997 году. Её обязанностью, как единственной наследницы своего отца и главы Elvis Presley Enterprises, было присутствие на памятных событиях. Но она говорит: "Меня тошнило от того, что я просто приходила, говорила 'привет' и улыбалась". Она была в ванной комнате самолёта, летевшего из Флориды в Нью-Йорк, когда ей пришла в голову идея: сделать вставки своего вокала в один из хитов отца 70-х – Don't Cry Daddy– и она наняла продюсера Дэвида Фостера (который записывал Натали Коул в дуэте с её отцом), чтобы осуществить это.

 

Песню не планировали выпускать. Вместо этого 16 августа 1997 года запись была проиграна перед 9000 толпой в качестве саундрека к видео, в котором она и её отец были совмещены. Она снова начала писать песни. В любом случае, она тогда впервые появилась после длительного периода ослабления здоровья и депрессии, которые сопровождали её разрыв с Джексоном. "Возможно, самое худшее и наиболее стрессовое время в моей грёбанной жизни", - говорит она. – "Я снова начала писать, чтобы избавиться от этого. Я пыталась выпутаться из той бури дерьма, в которую я сама себя кинула".  Для начала каждая песня была о том, что она только что пережила, и постепенно её восприятие мира расширилось до того, что она стала видеть не только тёмную сторону жизни.

 

Адвокат Фостера познакомил её с Глэном Баллардом, более всего известным из-за его работы с Аланисом Мориссеттом, Пресли дала ему послушать "эти очень тёмные, несчастные, вероломные, меланхоличные демо" и он подписал вместе с ней контракт с лейблом Capitol. Она почти закончила альбом три года назад, но Баллард ушёл, а она решила остаться с Capitol. Но она волновалась за то, что песни были недостаточно отточены, и некоторые из них записывались снова и снова, пока она не была удовлетворена. "Я болею от этих песен", говорит она, но она также, совершенно очевидно, очень гордится тем, что она выпустила что-то, что рассказывает о её жизни. "Я отвечаю людям взаимностью, когда они честны", - говорит она, - "Но я не отвечаю на ерунду, и я не хочу помещать туда ерунду. Альбом – это обнаженная я и он о том, кто я такая".

 

Однажды вечером мы отправились на ужин в современный китайский ресторан, который ей нравилось посещать обычными вечерами и где за соседним столиком ужинал Микки Доленз. К нам присоединилась Пейдж Дориан, её ассистентка и друг уже в течение восьми лет, Люк Уотсон, которого она знала с тех пор, как ей было 20 и который снял о ней документальный фильм. Оба выглядели умными, веселыми и нормальными людьми. "Они проживают мою жизнь вместе со мной", - говорит Пресли. взяв в руки список вин. Когда она пьёт, она любит пить хорошо. Она выбирает Chateau Haut Brion 1982 года. Мы разговариваем о Факторе Страха, любимых комиках (Эдди Иззарт и Джорж Карлин), потом она пела караоке-версию Hotel California, мы обсуждали её последнюю покупку CD (старые записи Journey и Alicein Chains, из новых Тори Амос), её подростковые приключения во время исследования Европы на поезде и её повторяющиеся ночные кошмары, от которых она в шоке. Ей звонит сын, который хочет узнать, почему она до сих пор не дома, и она успокаивает его.

 

Это было во время десерта, когда она упоминает свою влюблённость в Дарта Вейдера. "Я была одержима им", - говорит она. Это было всего пять лет назад, когда её сын увлёкся Звёздными Войнами. Вместо того, чтобы посмеиваться над его игрушками, она получила свою собственную. Она смотрела на Дарта Вейдера в фильме и смотрела на маленького Дарта Вейдера на своём офисном столе, который при нажатии кнопки начинает жестикулировать своим световым мечом и говорит ей: "Впечатляет, весьма впечатляет – но ты ещё не джедай". Она также одевалась Вейдером как-то на Хэллоуин. Когда я начал расспрашивать её более подробно, разговор принял несколько странный оборот.

 

У неё не закрывался рот!

"Ну, я не очень глубоко задумывалась над этим. Мне понравилась вся эта темная сущность: плащ с капюшоном, голос, дыхание, всё это…"

"Голос? Дыхание? Ты представляла, как вы вместе убежите?".

"Боже, я бы хотела. Я просто хотела бы, чтобы он был реальным".

"А сейчас ты отошла от темной стороны?"

 

"Нет. Никогда. Боже, я надеюсь, нет", - она ненадолго задумывается – " Знаете, я уверена, что это каким-то странным образом имеет связь с грандиозностью и величиной ранней потери в моей жизни. Некий вид представления этой главной, важной… не тёмной или злой… но того, что было в моей жизни и навсегда ушло. И, возможно, это в некотором роде такой вывернутый грёбанный способ попытаться изменить это", - она пожимает плечами, - "Если ты хочешь понять это с точки зрения психологии".

 

"Что это за грандиозная и великая потеря? Твой отец?"

"Да."

"Итак, ты считаешь, что Дарт Вейдер это…"

 

"Нет. Я говорю о том, кем он был в моих глазах – для меня. Чрезвычайно великим и могущественным – и иногда тёмным, в зависимости от настроения. И это было в моей жизни в течение первых девяти лет. Возможно, я нахожусь в поиске чего-либо подобного. Очень трудно чему-либо соревноваться с этим в моём сознании. Это то, чем он являлся для меня, как для ребёнка – огромным, электрически мощным, великим, прекрасным. Это как потерявшийся утёнок, который ходит вокруг и ищет то, что потеряно. Я не делаю этого в реальности, но, думаю, с точки зрения некоего странного вида всякой психологической фигни, это могло бы объяснить то, что происходит".

 

Вся история жизни Лисы Марии Пресли была рассказана – хотя сама Пресли расценила бы эти рассказы, как искаженные, оторванные от действительности, сделанные ради сенсации, упрощенные и часто вымышленные – в американских таблоидах с тех пор, когда она ещё не умела читать. "Я королева таблоидов… принцесса… как бы вы меня не назвали", - говорит она. И хотя она хочет, чтобы они рассказывали всё иначе, она обычно смотрит что они имеют сказать о ней.

 

"К сожалению.  Потому что я хочу знать, что люди думают обо мне, когда они видят меня". Взяв несколько фактов, которые им известны и несколько других, которые они представляют себе правдивыми, таблоиды рисуют её жизнь, как продолжающийся рассказ того, чего они ожидают, и помещают в заголовки то, что как они полагают, является жизнью не имеющих цели детей знаменитостей: необузданное пристрастие к наркотикам, странная религия, смехотворные, эксцентричные и катастрофичные браки.

 

Это, совершенно очевидно, не является той жизнью, которую она могла бы признать своей. Взять к примеру, её – как они представляли это – дикие и отчаянные наркоманские годы. "Я употребляла наркотики четыре года в своей жизни, начиная с тринадцати лет до семнадцати лет", - говорит она, - " и им нравилось представлять это так, как будто у меня большая проблема с наркотиками. Я никогда не имела пристрастия к чему-либо. Я тогда была просто в само-разрушительном настроении. Это были самые обыкновенные и не ненормальные поступки, которые делают все подростки. Я просто проходила период неистовства" (Если быть совершенно точными, то она сказала: "Я принимала всё, кроме грибов (ЛСД – прим. Air-space) и героина. Этих двух я не принимала. Слава Богу. Или крэк – не было этого.")

 

Я спросил её думает ли она, что то, что она принимала наркотики имеет какую-то связь с её отцом.

 

"Нет," – говорит она, - "Я была подростком. Я не думала так тогда. Возможно это был страх перед матерью, или чем-то вроде этого. Я знаю, что я пыталась быть драматичной, типа 'я – замученный подросток.' Я на самом деле пыталась показать ей как я была несчастна".

 

Те же самые таблоиды могли также вас заставить поверить в то, что Пресли была спасена от пристрастия к наркотикам – то, что они назвали "из огня да в полымя" – сайентологией. Она говорит о том, что на самом деле она приняла свою религию в конце своего подросткового возраста постепенно, и её выбор был основан на семенах, посеянных тогда, когда ей было 10 и она вместе с матерью навещала Джона Траволту. Она говорит про свою религию долго, просто и открыто, не занимаясь прозелитством, ни защищаясь, и усмехается в ответ на замечания о том, что она может когда-либо стать объектом манипуляций со стороны этой религии. "Если бы вы знали что-нибудь о моём характере", - смеётся она, - "вы бы знали, что это невозможно". Она рассказывает о том, как она недавно посетила сайентологический центр в Лос-Анджелесе – впервые за несколько месяцев – её первый визит с того времени, как её третий брак был публично расторгнут. "Я говорила 'смотри, что происходит, ты меня держишь на привязи – я поставлю тебя и всех остальных в неловкое положение'".

 

Этот недавний брак с Николасом Кейджем – единственная тема, о которой Пресли говорит неохотно. "Оо всё ещё висит на волоске, и я не уверена в том, что происходит, и я предпочитаю не говорить об этом именно по этой причине", - говорит она. Они встречались почти весь 2001 год, а затем разошлись в январе 2002 года. После воссоединения они очень быстро поженились 10 августа 2002 года. 23 ноября они посетили премьеру фильма "Адаптация" с участием Кейджа, 25 ноября Кейдж подал на развод, указывая в качестве причины 'irreconcilable differences' (непримиримые / не поддающиеся убеждению разногласия – та же самая причина, которую указал Майкл Джексон в своём заявлении на аннулирование брака с Пресли – прим. Air-space)

и выпустив заявление, в котором говорится: "Я не говорил ничего о браке, и я не собираюсь ничего говорить о разводе. Но я любил её". Практически моментально Пресли выпустила своё собственное заявление: "Мне очень грустно от этого, но нам вообще не нужно было заключать брак. Это была большая ошибка".

 

В её альбоме есть песни, которые вполне могут относиться к Кейджу. Например, Gone– песня, записанная примерно год назад, она о том, через что она проходила в тот период времени:

 

And nothing beyond that point / И нет ничего за этим

I will confirm or deny / Что я могу подтвердить или опровергнуть

 

Это песня о мужчине (однозначно не об отце), которого партнёрша называет "папочкой", и кого певица бросила:

 

And what's that I hear now, Daddy, / И что я теперь слышу, папочка?

You're blaming it all on me / Ты обвиняешь во всём меня?

Another she did you wrong / Ещё одна тебе сделала плохо

And of course you had to leave / И, конечно, ты должен был уйти

And the yes men will agree / И, да, мужчины согласятся,

You gave it everything / Ты сделал для этого всё

 

(Я спросил, о ком написана эта песня. "Это замечательная песня", - говорит она, - "но, конечно, она об аннигиляции, это прямая атака, и это было не очень хорошо". Дальше я спросил, что она сейчас думает о том мнении, которое она выразила в песне. "Она абсолютно точно подходит ко всем фронтам", говорит она.)

 

Она терпит моё чрезмерное любопытство: "Как может быть, что два человека идут вечером на премьеру, а потом спустя примерно двадцать четыре часа объявляют о разрыве?"

 

Она поднимает брови: "Временная истерика?"

"С чьей стороны?"

"А как вы думаете, с чьей? Кто подал на развод? Тот, у кого горячая голова. Он подал."

 

"Ты в курсе, что любимое всеобъемлющее верование таблоидов об этом союзе заключается в том, что, как наиболее безвкусно выражено в шотландской газете, 'для сумасшедших фанатов Элвиса Лиса Мария Пресли – это окончательное издание ограниченным тиражом'.  Отсюда и его желание жениться на тебе. Это довольно оскорбительно, не находишь?"

 

"Да, это оскорбительно. Я ненавижу эту дрянь. Думаю, что, если ты не заполняешь вакуум вокруг себя своей собственной информацией, его начинают заполнять люди, и это страшно. Я знаю, что он занимался кино и тому подобными вещами в прошлом, и я никогда не видела ни одного артефакта Элвиса или чего-то в этом роде в его доме, кроме, возможно, пары записей, как и у всех."

 

"И, вероятно, плохие и хорошие вещи, которые случились между вами были такими же плохими и хорошими, которые обычно случаются между двумя людьми?"

 

"Да, кроме того, что мы оба так драматичны и динамичны, что, когда было хорошо – было невероятно хорошо, а когда было плохо, тогда был грёбанный кошмар для каждого. Это просто была дикая прогулка мистера Тода (аттракцион ужасов в Диснейленде).

Продолжение здесь


 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Разделы

Разработано LiveJournal.com