?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Автор vindicatemj; перевод - Sway2008; редакция Air-space

Вторая часть здесь

Мы обсуждаем выступление Ларри Фельдмана на семинаре Frozen in Time, который состоялся 15 сентября 2010 года, пытаясь восстановить ход истории таким, каким он был на самом деле. Этот пост будет вращаться вокруг ключевого момента в деле 1993 года. Это начинается с короткого и невинного заявления Ларри Фельдмана относительно того, что первый адвокат защиты Майкла Джексона был заменен двумя другими.

История третья: о МНОЖЕСТВЕ АДВОКАТОВ и ПЯТОЙ ПОПРАВКЕ.

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН:

Обычно Майкла Джексона представляли адвокаты Берт Филдс и Говард Вайцман, но в конечном счете Берт Филдс был выведен из дела, а основными адвокатами для Майкла Джексона стали Джонни Кокран и Карл Дуглас.



Судя по статье в Los Angeles Times, замена частного детектива Энтони Пелликано (не упомянутого здесь) и Берта Филдса на Джонни Кокрана должна была быть произведена в начале декабря 1993 года, когда Майкл еще проходил курс лечения в реабилитационной клинике в Европе.

Источник 10 декабря 1993 года

Джонни Кокран Младший, адвокат из Лос-Анджелеса и бывший заместитель окружного прокурора, недавно вступил в юридическую команду Джексона.


В другой статье упоминаются некоторые причины для такой перестановки, которые скорее путают нас ещё больше, чем вносят ясность в дело:

Источник 22 декабря 1993 года

Частный детектив Энтони Пелликано и адвокат Бертрам Филдс, один из юридических советников команды Джексона, недавно подали в отставку в частном порядке.

"Я клянусь моими детьми, что это решение не было решением Майкла Джексона," - сказал Пелликано в интервью во вторник, - "Это было только моим собственным решением. Если бы я хотел, я мог бы и сегодня работать по этому делу".

В заявлении, распространенном его офисом, Филдс сказал, что он ушел в отставку 23 ноября и рассказал об отставке в письменном виде 3 декабря. "Он не делает публичного заявления относительно этого", - говорится в заявлении, - "Он чувствует, что... это не подходящий момент, чтобы публично объявлять об этом".

Выход из дела Пелликано и Филдса избавил Джексона от двух человек, чья работа привлекла смешанные отзывы, и их отсутствие оставило певца в руках двух самых известных юристов из Лос-Анджелеса, Говарда Вайцмана и Джонни Кокрэна младшего.

Вайцман представлял Джексона с того момента, как в августе появились обвинения в растлении малолетних. Кокран был включен в дело после того, как Филдс однажды объявил в суде, что предъявление обвинений его клиенту в суде кажется ему неизбежным.

Эти замечания были исправлены позднее Вайцманом, но они настроили против себя некоторых членов лагеря Джексона, и Филдс никогда больше не появлялся в суде от имени Джексона.

Филдс сделал это заявление 23 ноября, в тот же день, когда он сказал Джексону о своем намерении уйти в отставку.


Замена одного адвоката на другого потому что он сказал что-то о возможных тяжбах против его клиента не похожа только на технический момент для меня - это кажется слишком серьезным делом, чтобы можно было обойтись простым пожиманием плечей. Если мы не поймём, каковы были причины, заставившие адвоката Берта Филдса сделать такое необычное заявление относительно его клиента Майкла Джексона, мы так и не сможем понять, о чем вообще было это дело 1993 года. Так что давайте посмотрим на это шаг за шагом.

Берт Филдс был так уверен в невиновности Майкла, что он сражался за право проведения уголовного разбирательства первым. "У них было очень слабое дело. Мы хотели сражаться," - сказал Филдс, - "Майкл хотел сражаться и идти в суд. Мы чувствовали, что можем победить".

Впервые мы действительно услышали о защитнике Майкла, Берте Филдсе в конце ноября 1993 года, когда дело, которое он защищал вместе со своим партнером Говардом Вайцманом, было серьезно разрушено крупной неудачей - они не смогли начать уголовное разбирательство прежде гражданского иска. Это было правом их клиента, Майкла Джексона, за что адвокат Берт Филдс отчаянно боролся начиная с октября 1993 года.

Я вполне понимаю ваше замешательство - просто представить себе любого ответчика, желающего пройти испытание разбирательством в уголовном суде! Может ли это быть недопонятым с нашей стороны?

Нет, документы подтверждают, что это было действительно так - защитники Майкла Джексона на самом деле настаивали на том, чтобы прежде прошел уголовный процесс и рассматривали отказ, который они получили от судьи, как свой крупный провал:

Источник 22 декабря 1993 года

Поскольку оба расследования проходят одновременно, источники в юридическом сообществе Лос-Анджелеса сообщают, что Джексон, по слухам, тратит около 100.000 долларов в неделю для своей защиты. К настоящему моменту, однако, он потерял несколько ключевых раундов в суде - проиграв задержку гражданского дела (первой командой адвокатов) и потерпев поражение в попытке предотвратить передачу Фельдманом заявлений прокурорам, которые преследуют возможные уголовные обвинения (второй командой адвокатов).


Лиза Кэмпбелл подтверждает, что защита больше хотела получить уголовное дело, чем гражданское, но не дает надлежащего объяснения, почему Майкл Джексон хотел бы быть судимым прежде и заплатить деньги позже (если это будет постановлено гражданским судом). Объяснение, которое она рискнула дать сводилось к тому, что защита не хочет бороться с двумя делами одновременно. Вполне вероятно, только она не объясняет, почему ответчик желал бы взять на себя первым риск пойти в тюрьму, а урегулировать денежное соглашение после этого.

Зачем кто-то хочет взять на себя риск и настаивает на возбуждении уголовного дела? Или свобода менее ценна, чем деньги?

Лиза Кэмпбелл говорит о просьбе команды защиты:

Запрос на задержку [гражданского суда] был подан 29 октября Бертом Филдсом, так как они не хотели бы иметь уголовное дело и гражданский иск, которые пришлось бы вести одновременно. На момент подачи заявления, судья постановил, что не должно проводиться никаких интервью в связи с гражданским иском до вынесения решения по этому вопросу 23 ноября.

Пресса взорвалась возмущением, сообщив, что адвокаты Майкла хотели отложить гражданское дело на шесть лет, после чего срок исковой давности по уголовному делу должен был кончиться. На самом деле они попросили, чтобы он был задержан до того, как уголовное дело будет завершено. (Которое, кстати, как оказалось, займет больше времени, чем шесть лет!).

Судья Верховного суда Дэвид М. Ротман 23 ноября 1993 отказал в просьбе, поданной адвокатами Майкла, отложить гражданский иск до того времени, пока уголовное дело не будет завершено.

Берт Филдс заявил, что Майкл Джексон хотел давать показания и очистить свое имя в уголовном судопроизводстве ПРЕЖДЕ гражданского суда. Ротман предписал Майклу дать показания по делу до 31 января 1994 года".

Источник: “The King of Pop’s Darkest Hour”, стр. 68, 1994


Последний пункт необходимо перечитать. Майкл хотел давать показания в уголовном суде, чтобы очистить там свое имя, однако, поскольку уголовное дело было отложено, судья - как будто для того, чтобы обернуть все это дело в злую шутку - предоставил ему право (или, скорее, приказал ему) дать показания по ГРАЖДАНСКОМУ иску, который тот так отчаянно хотел отложить.

Если суд не касается вас лично, проведение уголовного разбирательства прежде гражданского иска кажется очень логичным. Однако, в 1993 году в деле Майкла Джексона фактом было то, что именно ЗАЩИТА МАЙКЛА ДЖЕКСОНА была той стороной, которая настаивала на таком хронологическом порядке, что делает этот случай крайне необычным.

Если вы посмотрите на газеты того периода, у вас сложится странное впечатление того, что Берт Филдс почти с нетерпением ждал для своего клиента обвинительного заключения. Снова и снова он упоминает уголовные обвинения в различных вариациях. ("Если уголовные обвинения будут предъявлены исполнителю", "если Джексону будут предъявлены уголовные обвинения", "если произойдут значительные изменения в статусе уголовного расследования до конца января", и т.д.) повторяя это так часто, что вы начинаете думать, что он действительно хотел, чтобы эти обвинения были сделаны...

Los Angeles Times от 4 декабря 1993 пишет:

Майкл Джексон согласился дать показания под присягой, назначенные на 18 января по делу о том, что он сексуально домогался 13-летнего мальчика, заявили адвокаты обеих сторон в пятницу.

Адвокаты Джексона заявили, что он хочет рассказать свою сторону этой истории под присягой, но они также предупредили, что они могут противостать попыткам дачи показаний Джексоном [в гражданском иске], если уголовные обвинения будут предъявлены артисту, или уголовное расследование ещё будет находиться на рассмотрении к моменту наступления даты его показаний.

На слушаниях в прошлом месяце, Судья Верховного суда Давид Ротман предписал провести дачу показаний Джексоном [в гражданском иске] до конца января. Но Ротман также отметил, что он может пересмотреть этот порядок, если Джексону будут предъявлены уголовные обвинения.

Бертрам Филдс, один из адвокатов Джексона, заявил в пятницу, что артист может запросить изменения даты дачи показаний, если будут значительные изменения в статусе уголовного расследования до конца января [обвинительное заключение]. "Если ситуация в уголовном деле не изменится, мы хотели бы пересмотреть весь вопрос о гражданском деле. Мы хотим, чтобы уголовное дело шло в первую очередь" .


Отрывок выше очень запутанный со всеми его "показаниями", "обвинительными заключениями", и т.д. И слова Ларри Фельдмана на семинаре Frozen in Time не сделали вещи для нас более простыми для понимания:

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН (во время сессии вопросов и ответов):

Да, [это было] абсолютно добровольное соглашение. Если говорить в контексте, то в точке, когда это дело было урегулировано, уже было опрошено множество свидетелей, но Майкл Джексон не давал показаний. В определенный момент времени Майкл Джексон должен был решить, собирается ли он взять Пятую поправку (что он не сделал), или же он собирается позволить нам допросить его на депозишне. И было много процедурных маневров со стороны его защиты, в попытке удержать его от принятия этого решения. И, поскольку, это решение, и их последующие действия были не в состоянии достигнуть того, чего они хотели, Майклу Джексону так и не понадобилось брать Пятую поправку.

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН (в его речи):

Защита Майкла Джексона, при всём моём уважении к ним, должна была быть озабочена не только защитой Майкла Джексона в гражданском суде, но, что более важно, они знали, что за гражданским иском шло уголовное дело, и они должны были защищать его, заботясь о его правах на 5-ю Поправку.

(Примечание: 5th Amendment - Закон о пятой поправке к конституции США - говорит о том, что любой человек, обвиняемый в тяжком уголовном преступлении, может отказаться от дачи показаний в отсутствии / вне Верховного Суда, поскольку имеет право не свидетельствовать против себя, т.е. другими словами имеет право отказаться от депозишна)


Так как всё здесь вращается вокруг дачи показаний на депозишне и Пятой поправки, для нас нет другого выхода, как только разобраться в этой юридической лексике.

Показания, к которым обращается Ларри Фельдман относятся к делу по гражданскому иску. Из того, что он говорит, кажется, что адвокаты Майкла не хотели, чтобы Майкл быть допрошен по гражданскому иску, хотя для них это было вполне приемлемым и нормальным относительно уголовного дела. Но показания требуются в обоих случаях, поэтому я задумалась, какая существует разница между показаниями в гражданском или уголовном делах?

С другой стороны, как в уголовном, так и в гражданском делах обвиняемому дается возможность просить своё право на Пятую поправку к конституции США, которое позволяет ему не отвечать на вопросы, если он не хочет давать показания против самого себя.

Снова возникает тот же вопрос: есть ли разница в том, когда кто-то просит пятую поправку в гражданском или уголовном делах?

Я прекрасно понимаю нежелание Майкла Джексона давать показания в одном из судов - никто не хочет, чтобы его поджаривали на гриле изо дня в день со всякого рода глупостями за то, что он никогда не совершал.

В то же время "любовь" СМИ к Майклу Джексону гарантировала ему ночной кошмар наблюдения за тем, как его правдивые слова, сказанные в суде сегодня, превращаются в супер-ложь, перевёрнутую СМИ, завтра. И если он хотел просить для себя Пятой поправки, чтобы не давать показания против самого себя (как он это и сделал в 2005), это было его полным законным правом, и никто не может придраться. Мы все сделали бы то же самое, если бы были на его месте - не важно, о каком суде речь - о гражданском или об уголовном.

Да, это правда, но только формально. Когда вы слышите то, что юристы имеют сказать об этом, вы видите, что, хотя Пятая поправка может быть применена в обоих случаях, гражданское и уголовное право интерпретируют факт отказа от дачи показаний в совершенно противоположных направлениях.

Перед тем как прочитать юридический текст, позвольте мне объяснить, как я это поняла. Гражданское право рассматривает споры между юридическими и физическими лицами в отношении преступлений, за которые не наказывают, помещая человека в тюрьму - их споры требуют только денежного урегулирования. В процессе урегулирования таких неуголовных (т.е. гражданских) дел сотрудничество со стороны ответчика очень поощряется и любой отказ от дачи показаний ужасно не одобряется.

Гражданское право просто не предназначено для ведения тяжелых случаев, таких, как подозрение в растлении малолетних - в этом суть. Вы бы не взяли дело об убийстве в гражданский суд, не так ли? Потому что вы не потребуете денег для урегулирования и не захотите, чтобы убийца ушел свободным, даже, если он заплатит вам деньги, не так ли?

Даже с точки зрения обвиняемого, гражданский суд не является тем, чего бы вы захотели получить. Если вы столкнулись с возможностью лишиться свободы за то, чего вы не совершали и ваше дело будет рассматриваться в уголовном суде, вы будете считаться невиновным, пока в суде не будет доказана ваша вина, и не будет необходимости делать работу защиты в одиночку - это обвинение должно будет доказать свою точку зрения. Поэтому вы можете хранить молчание, обратившись к Пятой поправке, и уголовное право признает ваше полное право сделать это.

Однако гражданское законодательство не рассматривает серьезные случаи, подобные этому, и в решении вопросов (например, лишения водительских прав и т.д.), рассчитывает на полное сотрудничество со стороны обвиняемого и, если он отказывается помогать, относится к его молчанию, как к явному признаку вины. Более того - как вы увидите это из правового текста ниже - обвиняемый, как ожидается, должен помочь другой стороне собрать доказательства против самого себя!

Допустим, вы обвиняетесь в ужасном преступлении, которое вы никогда не совершали, и вы хотите справедливости и возможности выставить лжеца в уголовном суде, но вы лишены этой возможности, потому что лжец "не хочет этого", что не мешает ему требовать от вас деньги в гражданском иске - как бы вы к этому отнеслись?

Но если лжец получает особое удовольствие в том, чтобы протащить вас через все унизительные процедуры, такие же, как в уголовном процессе, и вы даже не можете отказаться, потому что вы будете признаны виновным только потому, что это отказ от сотрудничества - как вы будете чувствовать себя?

Это было тем, что Ларри Фельдман имел ввиду, когда говорил о том, что адвокаты Майкла были обеспокоены его правом на Пятую Поправку. Именно поэтому существовали определенные "процедурные маневры со стороны его защиты, в попытке удержать его от принятия этого решения". Использование Пятой Поправки (чего Майкл не сделал) было страшным недостатком для него в гражданском деле, которое представлял Ларри Фельдман, и Ларри Фельдман знал, что когда гражданский иск вышел вперед, ситуация стала исключительно благоприятной для него и его дела и исключительно неблагоприятной для Майкла Джексона.

Юрист Роберт Д. Стендлер объясняет правила игры (синим шрифтом выделены примечания автора статьи)

1. В гражданском праве, частное лицо (корпорация или физическое лицо) заполняет иск и становится истцом. В уголовном праве, судебное разбирательство всегда инициируется правительством, которое называется стороной обвинения. (До того, как Ларри Фельдман подал гражданский иск, были открыты два уголовных расследования - офисом окружного прокурора Лос Анджелеса Джилом Гарсетти и окружным прокурором Санта-Барбары Томом Снеддоном. Однако гражданский иск был выдвинут вперед).

2. В уголовном праве, виновный подсудимый подлежит наказанию в виде либо в виде лишения свободы в камере или в тюрьме, либо в виде уплаты штрафа правительству, либо в виде казни обвиняемого (в исключительных случаях). В противоположность этому, ответчик в гражданском процессе никогда не заключается в тюрьму и никогда не подвергается казни. Поражение ответчика в гражданском процессе предписывает только возместить истцу убытки, причиненные поведением ответчика (следовательно, не могло быть никакого другого исхода гражданского дела в 1993 году, кроме денежного урегулирования).

3. В уголовных делах бремя доказательства вины всегда возложено на государство. Государство должно доказать, что обвиняемый виновен. Обвиняемый считается невиновным, ответчик не должен ничего доказывать (и может попросить для себя Пятую Поправку). В гражданском процессе бремя доказательства изначально возложено на истца. Однако, есть ряд технических ситуаций, в которых бремя возлагается на ответчика - опровергнуть или доказать несостоятельность доказательств истца (и он не может ссылаться на Пятую Поправку без ущерба для себя).

4. В гражданском деле ответчик должен быть доступен и сотрудничать для допроса и показаний в качестве свидетеля в суде. Фактически, ответчик по гражданскому делу в Федеральном суде должен добровольно предоставлять своему противнику копии документов "в распоряжение, на хранение, или контроля над участвующим лицом, которые имеют отношение к спорным фактам". Кроме того, ответчик по гражданскому делу должен добровольно предоставлять имена людей, которые "могут иметь обнаруживаемую информацию, относящуюся к спорным фактам". Другими словами, ответчик в гражданском деле должен помочь своему противнику собрать доказательства, которые могут обвинить ответчика.

Разве этот последний пункт о сборе доказательств против самого себя не великолепен? Но одно дело, добровольно предоставить финансовые документы, чтобы уточнить некоторые гражданско-правовые споры, и совершенно другое дело, когда вы с готовностью предоставляете "доказательства" того, что вы "растлитель ребенка", не так ли?

5. Юрист говорит : "Это может стать сюрпризом, но Защита (которая предоставляется обвиняемому по уголовному праву) не доступна в гражданском деле".

Эти меры защиты включают в себя:

а) запрет на вынужденный самооговор (5-я поправка);
б) право на безотлагательное судебное разбирательство (6-я поправка )
в) право на помощь консула, которое дает право присутствие на адвоката, которого оплачивает государство, даже во время проведения допросов полицией (6-я поправка ).

Часто проходит несколько лет с момента подачи жалобы в суд и самим судебным разбирательством. Так много для "скорого суда". (Ни одно из этих прав не предоставляется ответчику в гражданском деле. И разве все вышеперечисленное не означает, что Майкл Джексон был лишен даже права на адвоката, который мог бы находиться рядом с ним во время допроса полицией?)

6. Прошение об этих поправках (5 и 6) рассматривается в гражданском суде в ущерб делу ответчика. Например, "если участник ссылается на свою привилегию о Пятой Поправке не свидетельствовать против себя, то судья инструктирует жюри, что они могут сделать вывод в пользу противной стороны обвиняемого, который отказался давать показания...


Наш участник Дэвид Эдвардс применяет эти правила к ситуации Майкла Джексона здесь


  • В уголовном деле, подсудимый может отказаться от дачи показаний полностью, или отказаться отвечать на некоторые вопросы, и это НЕ МОЖЕТ быть использовано против него в определении его вины. (Например, Майкл не свидетельствовал в уголовном процессе 2005 года, и мы все знаем, каков был результат этого дела!)


  • Между тем как в гражданских судах ответчик ДОЛЖЕН свидетельствовать, иначе это будет использовано против него. Теперь предположим, что Майкл предстал перед гражданским судом в 1994 году. Если бы он попросил для себя Пятую Поправку (либо для дачи показаний в суде или во время допроса), что и хотели сделать его адвокаты, жюри могло бы законно воспринять это, как признак вины. Добавьте к этому пониженный уровень бремени доказательства (юридич. термин) и шансы Майкла Джексона быть признанным виновным увеличились бы в геометрической прогрессии.


Теперь о том, что такое пониженный уровень бремени доказательств? В дополнение ко всему вышесказанному, оказывается, что для того, чтобы жюри могло подойти к обвинительному приговору в гражданском иске, достаточно иметь более 50% вероятности недобросовестности со стороны ответчика.

Роберт Стендлер говорит:

7. В уголовных судебных процессах, государство должно доказать, что ответчик подтвердил каждый элемент законодательного определения преступления и участия обвиняемого "вне всяких разумных сомнений". Трудно определить соответствующее численное значение вероятности того, что виновный действительно совершил преступление, но законные власти, которые определили числовое значение, обычно говорят, "по крайней мере 98% или 99%" уверенности в вине.

В гражданском процессе, истец выигрывает, если перевес доказательств благоприятствует истцу. Например, если жюри считает, что существует более, чем 50% вероятности того, что ответчик был небрежен в возникновении травмы у истца, истец выигрывает. Это очень низкий уровень по сравнению с уголовным правом - слишком низкий стандарт, особенно если учесть, что обвиняемому может быть предписано выплатить миллионы долларов в пользу истца.


Однако, существуют несколько хороших вещей в гражданском праве:

1) Во-первых, вы можете купить страховку, чтобы покрыть все убытки, которые, возможно, возникнут в гражданском деле (страховка никогда не допускается в уголовных делах!)

2) Во-вторых, если у вас нет страховки и вы не хотите платить и имеете умно скрытые активы, вы не обязаны платить вообще (это то, что сделал Виктор Гутьеррес (Victor Gutierrez), когда гражданский суд постановли, что он должен заплатить $ 2,7 млн. в качестве компенсации за клевету на Майкла).

Посмотрите, что адвокат Роберт Стендлер говорит об этом:

8. Можно купить страховку , которая оплатит ущерб и гонорар адвоката в деликатных исках. Такое страхование является стандартной частью страхования домовладельцев, автомобилей, бизнеса. Напротив, ответчик не имеет возможности приобрести страховку для оплаты его уголовного преступления.

(Лиза Д. Кэмпбелл назвала Transamerica Insurance в качестве поставщика личного страхования ответственности Майкла Джексона в 1994 году и сказала об этом: "Представитель страховой компании сказал, что иск будет рассмотрен, и, если он будет найден допустимым, он будет оплачен". Теперь мы знаем, что они действительно обеспечили покрытие расходов.)

9. Хотя суд может предписать ответчику возместить ущерб, истец может не получить ничего, если обвиняемый не имеет средств и страхования, или, если ответчик умело сокрыл свои активы. Таким образом, большие вознаграждения, которые получают истцы в результате гражданского иска часто являются иллюзией.


Вы видите, что за исключением последних двух пунктов, (второй из которых, конечно, не относится к Майклу), ГРАЖДАНСКИЙ ИСК БЫЛ ХУДШИМ ВАРИАНТОМ ДЛЯ МАЙКЛА, вне зависимости от того, как вы смотрите на это.

Если человек является невиновным, позволяя уголовному делу идти первым, это вполне логичная вещь, которую нужно сделать, и фактически, это то, чего адвокат Майкла, Берт Филдс, так отчаянно пытался сделать - провести уголовные процедуры прежде гражданского суда, что являлось лучшим доказательством того, что Майкл действительно был НЕВИНОВЕН, как младенец.

Будет ли виновный настаивать на уголовном процессе, если он знает, что существует риск того, что он может угодить за решетку? Ответ на этот вопрос очевиден. Майкл знал, что он был невиновен, и его адвокат Берт Филдс тоже это знал, и частный детектив Энтони Пелликано, который осматривал каждое пятнышко доказательств, был также убежден в полной невиновности Майкла до самой последней минуты, пока он не был отстранен от дела (и впоследствии тоже).

Им нечего было бояться, и именно поэтому защита жаждала справедливости.

Или, вероятно, будет более правильным сказать по-другому - это была защита, которая жаждала справедливости, в то время как обвинитель боялся ее, хотел получить деньги и боролся когтями и зубами за возможность заменить уголовное дело гражданским.

СУМАСШЕДШАЯ ВЕРСИЯ О ТОМ, ЧТО КТО-ТО "ХОТЕЛ КУПИТЬ МОЛЧАНИЕ" НЕ ВЫДЕРЖИВАЕТ НИКАКОЙ КРИТИКИ.

Если преступление было совершено, то это жертва является той стороной, которая хочет довести дело до суда, а другая сторона принимает отчаянные шаги, чтобы заставить жертву замолчать, предлагая деньги (которые жертва может и не принять).

Но если преступление является вымышленным и является вымогательством денег, события происходят в обратном порядке: "жертва" требует денег, а обвиняемый хочет справедливости и настаивает на обращении в суд, чтобы очистить свое доброе имя - что и является именно тем, что Майкл Джексон и его адвокат хотели сделать.


Бертрам Филдс четко заявил: "Мы хотим, чтобы уголовное дело шло первым" (LA Times, Dec.4, 1993). Однако, чем больше Майкл и его первая команда юристов боролись за это, тем сильнее было сопротивление с другой стороны (истец).

Это напоминает мне не менее смешную ситуацию в 2004 году, когда адвокат Томас Месеро предписал Рею Чендлеру доказать, что у него есть "компрометирующие" документы против Майкла. Это защита Майкла Джексона была той стороной, которая боролась за право Рея Чендлера, который обвинял Майкла во всех подобных вещах в своей книге "All that Glitters", прийти и доказать свою ложь в суде, и это была сторона обвинения, которая была напугана до смерти тем, чтобы пойти и дать свои показания в суде.

Аналогичная ситуация возникла в 1993 году - также, как Томас Месеро, адвокат защиты Берт Филдс хотел, вызвать обвинителя, Джордана Чендлера и его родителей, в уголовный суд и был даже готов к предъявлению обвинений Майклу, и также, как и в 2004/05 году никто из них не хотел идти. Оба юриста хотели провести перекрестный допрос обвинителей. И в обоих случаях обвинители испугались этих приготовлений...

Так велико было желание Берта Филдса отложить гражданский иск и провести первым уголовный суд, что в судебном заседании 23 ноября 1993 года он отметил, что жюри уже созвано и обвинения могут быть вынесены "очень, очень скоро". В атмосфере массовой истерии, в которой они работали, это заявление Берта Филдса было рассмотрено его партнером, Говардом Вайцманом, как, на самом деле, слишком "громкое" - особенно с учетом того, что информация, полученная Бертом Филдсом из офиса шерифа округа Санта-Барбара оказалась ложной. В результате этого объявления Берт Филдс был уволен.

Говард Вайцман уволил Берта Филдса и довел дело 1993 года до того дня, когда было подписано урегулирование.

Источник - 23 ноября 1993 года

Адвокат Джексона, Берт Филдс взорвал судебное заседание во вторник, заявив, что жюри Округа Санта-Барбара уже отобрано и близко к вынесению обвинений его клиенту.

"Большое жюри уже созвано в округе Санта-Барбара, и они собираются увидеть доказательства," - сказал Филдс, - "И это означает, что нам следует ожидать выдвижения обвинений очень, очень скоро".

Но позже Филдс дал задний ход за пределами здания суда, сказав, что окружной прокурор только выдал повестки в суд двум свидетелям, а жюри не было приведено к присяге. Враждебный обмен между Говардом Вайцманом, уголовным адвокатом Джексона, и журналистами, возник в тот момент, когда Вайцман сказал, что Филдс "оговорился" в ходе слушания.


В этой же статье Variety проливает немного света на то, каким образом защита Майкла Джексона выдвинула просьбу отложить гражданский иск для того, чтобы он проходил после уголовного дела, что было вывернуто ненавистниками в версию о том, что они хотели "отложить его (гражданский иск) на 6 лет до окончания срока исковой давности".

Естественно, это был Ларри Фельдман, который сделал необходимые интерпретации...

Разделы

Разработано LiveJournal.com