?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Автор vindicatemj; перевод - Sway2008; редакция Air-space

Третья часть здесь

Для борьбы с действиями Берта Филдса, направленными на то, чтобы отложить гражданское дело до окончания уголовного судопроизводства, Ларри Фельдман объявил, что он даже не знает, БУДЕТ ЛИ ОБВИНЕНИЕ ВООБЩЕ ИМЕТЬ МЕСТО (таким "сильным" было их дело!) и ЧТО ЭТО ПРИВЕДЕТ К ЗАДЕРЖКЕ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА НА 6 ЛЕТ, чего они не могли себе позволить:

Источник 23 ноября 1993 года

Ларри Фельдман, адвокат 13-летнего мальчика, сообщил суду, что если уголовное дело будет рассматриваться первым, это может привести к задержке гражданского дела. "Я не знаю, будет ли вообще предъявлено обвинение," - сказал Фельдман, - "это может быть открытым делом в течение шести лет".

Фельдман сказал, что его клиенту понравилось то продвижение дела, которое произошло во вторник. "Это первые хорошие новости, сказал он," - сказал Фельдман.

Судья Верховного Суда Дэвид М. Ротман отверг просьбу Филдса о том, чтобы отложить гражданский процесс до тех пор, пока уголовное расследование по делу Джексона не будет завершено, и установил дату начала (гражданского) суда на 21 марта 1994 года.


Газеты подхватили это и представили свою собственную версию этой истории без подробностей о том, что команда защиты Джексона говорила о переносе гражданского иска до более позднего времени и проведении уголовного разбирательства прежде него, что - в случае, если подсудимый был бы признан виновным - могло бы означать, что он мог бы отправиться сидеть в тюрьму намного больше того срока, когда истек бы "срок исковой давности". И это уже больше не было бы актуальным вопросом, истек ли срок или нет, так как человек был бы осужден в любом случае... Вот как СМИ интерпретировали тот факт, что уголовное дело может продолжаться в течение 6 лет:

Адвокаты Джексона заявили, что дело должно быть отложено до завершения уголовного расследования или отложено на шесть лет, когда истекает срок давности для преступлений о растлении малолетних.

Ларри Фельдман подтверждает тот факт, что они сделали большой шум по этому вопросу в средствах массовой информации (он называет это "судебный процесс жестко обсуждался в газетах"), и что прессе это понравилось:

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН:

Поскольку он [Майкл Джексон] пытался сопротивляться нашим ходатайствам, направленным на получение скорого суда, мы оспаривали это жестко в газетах, и мы всегда уважали его права в соответствии с Пятой Поправкой, но мы также сделали ясным то, что, если ему нечего скрывать, то имея тринадцатилетнего ребенка, мы должны пойти и получить это разбирательство, и это останется позади их обоих. И прессе это нравилось, и они подхватили это.



Хотя никто не понимал, что означали эти 6 лет, всем "это понравилось и они подхватили это". Я не удивлена, что СМИ запали на историю Ларри Фельдмана - посмотрите на те вымученные аргументы, которые он использовал, чтобы поддержать свои усилия для выдвижения гражданского дела первым:

Источник 17 ноября 1993 года

Фельдман также заявил, что мальчик имеет право на ускоренное продвижение иска - так, чтобы он мог оставить дело позади. В рамках документа, который был представлен во вторник, Фельдман включил заявление терапевта мальчика, который утверждает, что длительная задержка может повредить мальчику в его шансах на выздоровление.

"Я считаю, это было бы крайне вредно для эмоционального здоровья и благополучия моего пациента, если существует задержка в судопроизводстве в этом случае," - заявила психотерапевт Нэнси Коттерман-Гарсия в декларации от 11 ноября. Это "будет вызывать тяжелые эмоциональные переживания у этого ребенка и мешать его шансам на выздоровление.

В своем брифинге Фельдман добавил, что длительная задержка в гражданском деле могла бы сделать намного сложнее сбор доказательств. "Многие из свидетелей не являются резидентами США",- пишет он. "Это будет трудно, если не невозможно, найти их шесть лет спустя. Некоторые из них могут умереть, некоторые из них могут забыть, или, по крайней мере, их воспоминания поблекнут".


Теперь, когда вы вытерли слезы от восхищения Ларри Фельдманом и сострадания к "бедному мальчику", позвольте мне задать несколько вопросов:

  • Зачем нужно было беспокоиться о сборе доказательств после уголовного процесса? Все доказательства должны были быть собраны обвинением ко времени начала гражданского процесса и абсолютно не за счет истца или его адвоката Ларри Фельдмана!

  • И почему свидетели забудут? Свидетели никогда не забывают, если они хотят давать показания в уголовном процессе до гражданского - такие впечатления незабываемы!

  • Что произойдет, если кто-то уедет или умрет? Письменные показания и аудиозапи, как правило, полезны в этом случае...

  • Почему так много сантиментов о "бедном мальчике"? Разве это не он и его семья начали все это? В конце концов, если вы хотите 20 млн. долларов, пожалуйста пойдите и докажите, что у вас есть на это право!

Нет, ребята, все эти разговоры о чувствах Джордана были лишь частью водевиля - если Ларри Фельдман был действительно обеспокоен мальчиком, он бы в первую очередь, никогда не раскрывал все эти красочные детали о его "растлении" (см. первую часть - "Утечки").

Основные причины, почему Ларри Фельдман так спешил в продвижении гражданского иска первым были:

  • во-первых, они не хотели получить уголовный процесс;

  • во-вторых, гражданский иск был их единственным шансом выиграть это дело;

  • в-третьих, день рождения Джордана Чендлера приближался.

Как день рождения Джордана Чандлера связан со всем этим? Ларри Фельдман говорит на семинаре Frozen in Time:

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН:

Одна вещь, которая у нас была еще до того, как Карл (Дуглас) и Джонни (Кокрайн) вступили в дело, это "если мы сможем заставить Майкла Джексона ответить на жалобу до того, как мальчику исполнится 14 лет, тогда нам необходимо получить право на суд в течение 90 дней". Это было точкой зрения окружного прокурора, который давал мне шанс прикинуть, сможем ли мы решить дело в течение 120-дневного скорого суда. Мы оформили протест, они ответили, что протест подан для соответствующего решения, затем мы заполнили ходатайство о том, чтобы немедленно получить возможность провести скорый суд.


Значит, день рождения Джордана был пунктом торговли с окружным прокурором? Это действительно ужасно видеть, что такие важные вопросы, как справедливость и истина зависят от чьего-то дня рождения, которое может произойти на два месяца раньше или позже...

Если бы Джордан был всего на два месяца старше, результаты дела 1993 года могли бы быть совершенно другими - уголовное дело могло бы пойти в первую очередь, Джордан Чендлер, естественно, отказался бы давать показания, так как у него не было доказательств его лжи, и дело бы просто развалилось.

Проблема в том, что пока Джордану было тринадцать лет, закон Калифорнии позволял ему иметь быстрое судебное разбирательство в течение 90 дней (максимально 120 дней). Однако борьба за возможность выдвинуть уголовное дело вперед заняла несколько месяцев и к 11 января 1994 Джордан Чендлер перевалил бы за 14 лет, что автоматически делало его ничем не отличающимся от взрослых, для которых суд мог подготавливаться так долго, как это было необходимо и мог продолжаться несколько лет.

Неважно, как долго может длиться гражданский или уголовный процесс - Чендлеры не хотели ни того ни другого в любом случае - Ларри Фельдман использовал возраст Джордана, как идеальный предлог для выдвижения гражданского иска вперед и, поскольку только полтора месяца оставалось до дня X, он должен был быть очень быстрым, чтобы воспользоваться этой козырной картой. И карта сработала - КОГДА СУДЬЯ ДЕЛАЛ СВОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ, ВОЗРАСТ ДЖОРДАНА БЫЛ РЕШАЮЩИМ ФАКТОРОМ ДЛЯ РАЗРЕШЕНИЯ ГРАЖДАНСКОМУ ИСКУ ИДТИ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ.


Посмотрите, как Лиза Кэмпбелл объясняет это:

Судья постановил, что право мальчика на скорый суд ПРЕОБЛАДАЛО над запросом Майкла Джексона отложить разбирательство, и установил дату заседания на 21 марта 1994.

При определении даты суда, Ротман следовал Калифорнийскому правилу о скорейшем суде в 120-дневный срок, который требует даты начала судебного разбирательства в течение 120 дней, если предполагаемая жертва находится в возрасте до четырнадцати лет. С точки зрения судьи, ЭТО ПРАВИЛО ПРЕВАЛИРОВАЛО НАД ЗАПРОСОМ МАЙКЛА ДЖЕКСОНА НА ЗАДЕРЖКУ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ЕГО ИМЯ НЕ БУДЕТ ОЧИЩЕНО В РАМКАХ УГОЛОВНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ.


Давайте сейчас сделаем некоторые выводы:

1) Как адвокат защиты Майкла Джексона, Берт Филдс хотел, чтобы уголовное дело рассматривалось первым, поэтому он был заинтересован в том, чтобы жюри выдвинуло обвинения против Майкла Джексона. Адвокат Джордана Чендлера, Ларри Фельдман хотел, чтобы гражданский иск рассматривался первым, а уголовное дело следовало после, таким образом, он был заинтересован в том, чтобы затягивать уголовное дело.

Я надеюсь, что это эффективно отвечает на все жалобы от Рея Чендлера о том, что окружной прокурор Джил Гарсетти "боялся" известности Майкла, и поэтому обвинение выдвигалось настолько медленно, что бедные Чендлеры должны были согласиться на урегулирование.

Los Angeles Times пишет: "Юристы исполнителя регулярно нападали на медленные темпы расследования".

2) Берт Филдс пытался убедить суд, общественность и прессу, что уголовное дело не займет много времени и обвинения будут выдвинуты "очень, очень скоро". Вот почему он сотрудничал с обвинением:

Los Angeles Times: "Шеф полиции Лос-Анджелеса Дэвид Гаскон (David Gascon) сказал, что детективы полиции Лос Анджелеса "встретились с сотрудничеством на протяжении всего расследования", и Пелликано сказал, что певец "намерен сотрудничать с полицией во всех отношениях".

Ларри Фельдман пытался убедить суд, общественность и прессу в том, что уголовное дело будет очень долгим и даже может совсем не иметь места и может занять до 6 лет. Он, скорее всего, играл в кошки-мышки с властями, выбирая доказательства, которые он будет раскрывать им, и откладывая то, что может (по его мнению) подождать, пока не наступит более удобное время.

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН (в ответах на вопросы):

- Как бы вы себя чувствовали, если бы окружной прокурор (Лос Анджелеса) позволил вам использовать их наработки?
- О, мне бы это понравилось, это было бы самое лучшее, что могло бы быть.
- У вас был опрос Джордана для того, чтобы иметь возможность торговаться?
- Да, но я хотел сам использовать его, так, чтобы оставить их (ПОЛИЦИЮ) позади.
Так, чтобы им не требовалось иметь с ним дело.
- Это было для их же (полиции) выгоды - оставаться позади вас?
- Правильно, для их ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЫГОДЫ.


3) Майкл Джексон и первая команда его адвокатов боролись за уголовное дело, хотя теоретически это могло отправить его в тюрьму. Чендлеры и Ларри Фельдман не хотели идти в уголовный суд - они хотели денег для урегулирования с самого начала и, желательно, даже без гражданского судопроизводства, поскольку это означало бы, что Джордану Чендлеру тоже придется давать показания (как и в уголовном суде).

Эти выводы на первый взгляд могут показаться нелогичными (особенно помощь защиты Майкла Джексона обвинению ради ускорения уголовного судопроизводства), однако, если Майкл был невиновен, все сразу сходится до дюйма.

Только невиновный парень выберет уголовный процесс, поскольку он будет хотеть справедливости для себя, и только ИСКАТЕЛИ ДЕНЕГ будут избегать этого любой ценой, и искать денег для урегулирования с самого начала - для чего и предназначены гражданские иски.


Однако уголовные обвинения так никогда не были выдвинуты в деле 1993 года, поскольку Ларри Фельдман выиграл крупную победу над своими оппонентами - 23 ноября 1993 года судья принял решение в его пользу и положил проведение гражданского иска в первую очередь.

ЭТО БЫЛ ПОВОРОТНЫЙ МОМЕНТ В ДЕЛЕ 1993 ГОДА, КОТОРЫЙ ОПРЕДЕЛИЛ РЕЗУЛЬТАТЫ БУДУЩИХ СОБЫТИЙ.

Остаток истории будет гораздо короче.

После этого серьезного удара Берт Филдс сообщил Майклу о своем решении уйти в отставку (он был вынужден это сделать его партнером Говардом Вайцнером). Интересно, знал ли Майкл обо всем этом безобразии, которое происходило в его деле, когда он был в реабилитационном центре в Европе в то время? Но как он мог с этим справиться из-за океана и находясь в том состоянии, в котором он был?

Энтони Пелликано: Мальчик и Джексон провели один пятидневный срок в качестве гостей в доме отца мальчика. Позже Джексон и мальчик оба рассказывали Пелликано о том, что отец жаловался на то, что дома слишком многолюдно. "Отец предложил Джексону построить ему пристройку - или, еще лучше, купить ему большую резиденцию," - рассказал следователь. Относительно обвинения в приставании, следователь сказал: "Если бы это было правдой и законными претензиями, почему тогда этот парень не обратился в суд и органы правопорядка сразу - с места в карьер? Если вы приставали к моему ребенку, это будет считаться Божьей милостью, если вы удержите меня от желания вырвать сердце из вашей поганой груди".

Энтони Пелликано тоже пришлось уйти в отставку. Также, как и Берт Филдс, он имел непоколебимую веру в невиновность Майкла и хотел бороться за Майкла до самого конца. Наверное из-за его несгибаемой решимости бороться до конца его и вынудили покинуть это дело, так как этот подход, безусловно, не согласовывался с намерениями новой команды юристов.

Los Angeles Times от 22 декабря 1993 говорит об этом:

Пелликано, частный детектив с репутацией проводить агрессивную тактику, оспаривает выдвинутые обвинения с неистовством, он обвиняет отца мальчика в попытке вымогательства 20 млн. долларов у Джексона, ради чего он прибег к обвинениям в растлении малолетних только после того, как представители Джексона дали отпор его попытке вымогательства.

В интервью во вторник Пелликано продолжал стоять за Джексона. "Ни в коем случае, моя отставка не показывает, что Майкл Джексон виновен", - сказал Пелликано, - "Майкл Джексон невиновен, и все, что я сказал прежде, я подтверждаю".

Власти уведомили адвокатов Джексона о том, что они ожидают, что их расследование продолжится, по крайней мере, до февраля, в то время как адвокат мальчика, Ларри Р. Фельдман, толкает вперед продвижение гражданского иска его клиента.

Поскольку два расследования происходят одновременно, источники юридического сообщества в Лос-Анджелесе говорят, по слухам, Джексон тратит около $ 100.000 в неделю для своей защиты.


Потерявшись во всех этих уголовных / гражданских головоломках, которые трудно разгадать даже сейчас, и будучи расстроенными очевидной неудачей защиты Майкла, его сторонники решили, что перестановка адвокатов будет положительным изменением. Лиза Кэмпбелл пишет об этом в 1994 году:

Кэтрин Джексон, которая публично критиковала команду защиты Майкла, сказала в связи с изменениями, что теперь она может лучше спать по ночам (если бы только она знала!). Кое-кто в СМИ предположил, что семья имела некоторое влияние на решение Майкла сделать изменения.

Филдса заменил Кокран, которого фактически, предложил Боб Джонс. Джонс знал Кокрана, так как они вместе ходили в высшую школу.


Значит, Джонни Кокран и его помощник Карл Дуглас были предложены Бобом Джонсом? Мстительный Боб Джонс, который написал книгу с серьезными преувеличениями и фальшью, как только он потерял свою работу у Майкла, чтобы достать своего бывшего босса?

Я не много знаю о Джонни Кокране в качестве адвоката, за исключением того, что его помощник Карл Дуглас говорил о "двадцатилетней дружбе" между ним и великим Ларри Фельдманом, что позволило Ларри Фельдману представлять интересы Джонни в нескольких гражданских делах.

Но что касается Карла Дугласа, мы все читали его выступления и комментарии в семинаре Frozen in Time и его ответы на вопросы, и были опечалены, увидев человека сомнительной этики и сомнительного профессионализма, который был выбран в качестве представителя Майкла Джексона вместо его подлинных сторонников - Филдса и Пелликано.

После прочтения о невероятной радости Дугласа относительно того общественного резонанса, который имело дело Майкла Джексона, порученное ему, и принесшее Майклу двойные издержки, которые они обычно просят за их неоценимые услуги, я считаю его кандидатуру в деле Майкла полной трагедией, которая только усугубляется тем, что он черный, который, вероятно, был выбран Майклом в ожидании большей лояльности с его стороны. Человеческая совесть (или ее отсутствие) не имеет цвета, и случай Майкла Джексона является еще одним доказательством этого...

Теперь мы знаем, что Томас Месеро объяснил результат дела 1993 года, как результат плохого совета адвокатов Майкла. Карл Дуглас вовсе не стал подробно останавливаться на этом, однако Майкл Джексон раскрыл, каковы были их советы в интервью с Дайаной Сойер в 1995 году (полное интервью здесь):



Дайан Сойер: Зачем тогда ты урегулировал дело? И это выглядело для всех так, что ты заплатил такую огромную сумму денег, чтобы...

Майкл: Вот это основной вопрос... Я поговорил со своими адвокатами, и я спросил: "Можете ли вы мне гарантировать, что правосудие восторжествует?" И они сказали: "Майкл, мы не можем гарантировать тебе ничего относительно того, что сделают судья или жюри." Я впал в ступор - я был шокирован!

Дайан Сойер: Сколько денег...

Майкл: Абсолютно шокирован. Поэтому я сказал... Я должен сделать что-то, чтобы выбраться из этого ночного кошмара. Вся эта ложь, и все эти люди, которые приходили врать за деньги, все эти шоу в жёлтой прессе - сплошная ложь, ложь, ложь. Поэтому вот что я сделал: мы собрались снова вместе с моими советниками, и они посоветовали мне. Это было единодушное решение - урегулировать это дело. Это могло быть тем, что могло продолжаться семь лет!

Дайан Сойер: Сколько денег было...

Майкл: ... поэтому мы сказали "пускай это останется позади нас"...


"Мы не можем гарантировать тебе ничего относительно того, что сделают судья или жюри"?!

Конечно, такие люди, как Карл Дуглас не будут давать никаких гарантий совсем! Кажется, что они вообще не намеревались делать какую-то защиту для Майкла с того самого момента, когда они были наняты. Вот почему они были так единодушны в своём совете Майклу согласиться на денежное урегулирование... решение, которое мог принять только Майкл, поскольку другая сторона была готова к этому в любом случае... его согласие на то, чтобы не добиваться справедливости, подавить свой гнев по отношению к обидчикам и просить страховщиков выплатить этим скотам, вместо того, чтобы...


В своей книге "Самый темный час Короля поп-музыки" 1994 года Лиза Кэмпбелл подтверждает, что решение дела через денежное урегулирование было стратегией новой команды адвокатов Майкла Джексона, принявшей ее сразу после их найма. Так как в то время это считалось мудрым шагом со стороны защиты, Лиза Кэмпбелл говорит об этом решении в благоприятных выражениях (стр.110):

После урегулирования многие юридические эксперты спрашивали почему это заняло так много времени? Инсайдеры сказали, что это было из-за совета, полученного Майклом от Берта Филдса и Энтони Пелликано.

Совет на самом деле был правильным! И это продолжалось так долго потому, что эти ребята вместе с Майклом хотели довести дело до уголовного суда и очистить его имя там, как это и доказывает следующее предложение:

"Коллеги сказали, что Филдс был против переговоров об урегулировании, поскольку это будет рассматриваться, как признание вины. Он также хотел получить возможность провести перекрестный допрос мальчика. Джонни (Кокран) рассматривая вопрос, как ограничить количество нанесённого урона, не возражал против урегулирования. Как только Кокран взял дело на себя вместо Филдса, он начал переговоры по урегулированию. Юристы полагают, если бы Кокран представлял Майкла Джексона с самого начала, ситуация не вышла бы настолько из-под контроля.

О, мой Бог - это не вышло бы настолько из-под контроля? Бедная Лиза Кэмпбелл, давайте простим ее ошибку. Берт Филдс и Энтони Пелликано заслуживают нашего уважения хотя бы за попытку довести дело до уголовного суда и добиться справедливости для Майкла Джексона, в то время как вторая команда юристов сдала дело без всякого сопротивления вообще.

Если бы только она знала, с каким восторгом и триумфом Ларри Фельдман признался, что известие о том, что его старый друг, Джонни Кокран заменил настоящего адвоката Майкла, Берта Филдса!

В своей книге “All that Glitters” Рей Чендлер описывает эту сцену, как полную победу в лагере обвинителя. В телефонном разговоре с Эваном Чендлером Ларри Фельдман говорит, что замена Берта Филдса - это то, за что "они должны быть благодарны" и говорит об этом как о большой, большой ошибке со стороны защиты. Это описывается таким изысканным языком, что я оставлю это здесь неотредактированным, хотя услышать подобное от такого джентльмена, как Ларри Фельдман, на самом деле удивило меня:

Поздно вечером, когда все доели свою праздничную трапезу, Эвану позвонил Ларри Фельдман с новостями, за которые все они могли быть благодарными.

Ларри: Эй, Эван, ты должен услышать это. Говард Вайцман уволил Филдса снова. Они определенно не хотят, чтобы вы давали показания, или чтобы Джун давала показания. Они не хотят ничего сохранять. Если они собираются совершить сделку, они ничего не хотят никаких записей о Джексоне.

Эван: Нет, дерьмо! Ларри, эти парни окончательно запутались!

Ларри: Да, они облажались на этом до невероятности. Что может быть лучше? Но я иду дальше. До сих пор нет ни единой кнопки, которую я бы пропустил. Единственное, что мы должны сделать, это держать уголовный суд позади нас. Я не хочу позволить им идти впереди.

Ларри говорил это раньше, но это не отложилось в мозгах Эвана до сих пор.

Эван: Вы имеете в виду, если они (полиция) выдвинут обвинения, уголовное дело автоматически выходит раньше нас?

Ларри: Да.

Эван: Иисус Христос!

Ларри: Правильно! Поэтому мы и не хотим этого.


Это прямое доказательство выводов, сделанных ранее. Несмотря на то, что обвинение обычно рассматривается обвинителем, как позитивное событие в его борьбе против ответчика, в данном конкретном случае оно было чем-то, чего ни Ларри Фельдман, ни Эван Чендлер никогда не хотели бы получить, так как это открывало путь к уголовному суду (которого они никогда, никогда не хотели).

Вы заметили, ужас Эвана Чендлера о простом упоминании о возможности того, что уголовный процесс может выйти ПЕРЕД гражданским урегулированием? Так есть ли здесь ещё кто-нибудь, кто все еще сомневается в истинных намерениях Эвана Чендлера, в его полном нежелании доводить дело до суда, в его абсолютной неопределенности в том, что он говорил и в его ужасном страхе от того, что, вероятно, будет необходимо доказывать свои обвинения юридически?

Рэй Чендлер по-видимому забыл о том, что в другой главе он лгал, говоря, что они "оказывали давление" на прокурора. И теперь он, оказывается, доказывает нам, что они никогда не хотели, чтобы уголовный процесс шел в первую очередь.

Да, эта конкуренция между гражданским и уголовным делами в деле Майкла в 1993 году была чем-то, действительно, беспрецедентным, надо отметить...

Теперь несколько слов о суде 2005:

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН:

И в уголовном деле [в 2005], первоначально Майкл Джексон был представлен Марком Герагосом и Брафманом из Нью-Йорка, но в конечном итоге они были заменены, и в дело вошёл Том Месеро. Таким образом, мы все занимались решением вопросов, по которым некоторые карты уже были рассмотрены нами. Но они отличались во многих отношениях, по крайней мере, мои перспективы в качестве адвоката.


Газеты рассказывают нам историю о том, как адвокаты были заменены также в деле 2005: - 07 мая 2004 год

Смена адвокатов была крупнейшим решением. Марк Герагос и Бенджамин Брафман рассматривались всем юридическим эстеблишментом в качестве выдающихся юристов. Но Герагос делил свое время между Джексоном и делом об убийстве Скотта Петерсона. Брафман базировался в Нью-Йорке и его участие в деле означало частые поездки через всю страну.

Обсудив это с Рэнди и с двумя другими консультантами, Джексон остановился на Месеро, который прогнозировался в имидже рабочей лошади - как раз то, чего и хотел Джексон.


Правовые эксперты предположили, что решение заменить адвокатов на Лос-Анджелесского уголовного защитника Томаса А. Месеро Младшего было вызвано, по крайней мере частично, из-за неудобного графика Герагоса.

"Объяснения Джексоном увольнения адвокатов" - 27 апреля 2004 года

"Моя жизнь под угрозой," - сказал Джексон в своём заявлении, опубликованном в Washington, D.C., - "Поэтому я должен быть уверен, что мои интересы имеют самый высокий приоритет."

"Я думаю, что Джексон хотел адвоката на полный рабочий день," - сказал адвокат Конни Райс, - "Я был бы очень нервным, если бы мой адвокат имел еще один большой портфель, который бы занимал его время."

Только на прошлой неделе, Джексону были предъявлены обвинения большим жюри округа Санта-Барбара, и на пятницу запланированы организационные моменты.

Источники, близкие к семье Джексона говорят, что один из факторов, который повлиял на заявление, был обвинительный акт большого жюри. Хотя большинство юристов видели обвинительное заключение, как предрешенное, решение стало неожиданностью для некоторых близких к Джексону.


В заявлении, опубликованном в понедельник, мистер Джексон объяснил, почему он "уволил" своих адвокатов.

"Очень важно, чтобы у меня было полное внимание от тех, кто меня представляет. Моя жизнь находится под угрозой. Поэтому, я должен чувствовать себя уверенно в том, что мои интересы имеют наивысший приоритет.

Я невиновен в этих сфабрикованных обвинениях и я буду активно добиваться того, чтобы очистить свое имя. Я чувствую себя очень уверенно в том, что, когда я буду в состоянии защитить себя от моих оппонентов, я буду оправдан судом присяжных. Я хотел бы поблагодарить мистера Герагоса и мистера Брафмана за проделанную ими работу, и я желаю им всего наилучшего".


April 27, 2004 Santa Barbara New Press Archives


В своем заявлении, которое было одобрено судьей, господин Месеро тонко дистанцирует себя от бывших адвокатов Марка Герагоса и Бенджамина Брафмана:

Я хочу прояснить, о чем это дело. Это дело не об адвокатах или о ком-то еще, кто становится знаменитым. Эта защита будет проводиться с достоинством всегда.

Здесь речь только об одном:

Речь идет о достоинстве, целостности, порядочности, чести, милосердии, невиновности и полном оправдании прекрасного человека по имени Майкл Джексон.

27 апреля 2004 Los Angeles Times


Великие слова, сказанные великим человеком, которые достойны быть выгравированы золотыми буквами в мировую историю.

И какой резкий контраст с теми, кто должен был защищать Майкла Джексона в 1993 году!

Боже, спасибо Тебе за Томаса Месеро!

Разделы

Разработано LiveJournal.com